Урания

Нижний Новгород факты Новосибирск факты Омск факты Оренбург факты Петербург факты

Урания

Урания — муза астрономии в древнегреческой мифологии. Дочь Зевса и Мнемосины. Одна из девяти муз. Сестра Каллиопы – музы эпической поэзии; Клио – музы истории; Мельпомены – музы трагедии; Талии – музы комедии; Полигимнии – музы священных гимнов; Терпсихоры – музы танца; Евтерпы – музы поэзии и лирики; Эрато – музы любовной и свадебной поэзии. Согласно Диодору, получила имя от устремленности к небу (уранос) тех, кто постиг ее искусство.

Урания – самая младшая из всех муз, но и самая знающая, серьёзная и умная среди них. Её наравне с Афиной Палладой считают самой мудрой греческой богиней.

В руках Урании всегда небесная сфера и циркуль, одета в звездный плащ, на голове – корона из созвездий. Урания вместе с сестрами сопровождает, вдохновляя, греческого бога Аполлона, она с удовольствием веселится и танцует на праздниках в честь Диониса, и при этом она олицетворяет силу познания и созерцания.

Муза Урания всех зовет отдалиться от хаоса обыденного существования для того, чтобы погрузиться в созерцание и изучение величественной жизни Космоса и движений звезд, отражающих земные судьбы.

Сейчас нам трудно представить, как такая точная наука, как астрономия может пересекаться с поэзией или другим искусством. Однако астрономия во времена формирования греческой мифологии и возникновения культа муз была больше искусством, нежели точной наукой.

Астрономия — наука музы Урании, одна из самых древних дисциплин. Её изучали вавилонские маги и предсказатели, греческие философы и сказители, астрологи, мистики, монахи, знатные особы эпохи Возрождения, великие мыслители более близких к нам времен. Содержание и концепции астрономии всегда находились в эпицентре противостояния идей и служили основой мировоззрения того или иного времени.

Прошло уже не одно столетие со времен расцвета Древней Греции, но муза Урания всегда вдохновляла не только астрономов и ученых, с ней связанных. Образ Урании можно встретить на полотнах художников. Не обошли ее вниманием писатели и поэты.

 Булонь Луи Младший французский живописец Мельпомена и Урания

Ломоносов, проявляя в области астрономии свои громадные знания и исключительные способности, верил в то, что именно у нас, в России «с сонмом всех прочих наук возрастёт и астрономия», и что «славнейшая из муз Урания утвердит преимущественно жилище своё в нашем отечестве».

Он упоминает Уранию в своей оде на день рождения императрицы Екатерины:

Сие гласит тебе Россия

И купно с ней наук собор.

Предведущая Урания

Возводит к верьху быстрый взор,

Небесны беги наблюдает

И с радостию составляет

Венец тебе из новых звезд.

Тебе искусство землемерно

Пространство показать безмерно

Незнаемых желает мест.

Фёдор Тютчев посвятил музе стихотворение «Урания» (текст приведен в конце статьи).

Иосиф Бродский выпустил в 1987 году книгу стихов «К Урании».

В Санкт-Петербурге планируется установка памятника поэту в виде трех стел с выгравированными на них стихами «К Урании». Московский планетарий даже создал музей Урании, где экспонируется звездный глобус , созданный Яном Гевелием, на котором нарисованы известные в XVII веке созвездия.

В честь Урании назван астероид (30) Урания, открытый в 1854 году.

 

 

Урания

Фёдор Тютчев

Открылось! - Не мечта ль? Свет новый!

Нова сила

Мой дух восторженный, как пламень, облекла!

Кто, отроку, мне дал парение орла!-

Се муз бесценный дар - се вдохновенья крыла!

Несусь,- и дольный мир исчез передо мной,-

Сей мир, туманною и тесной

Волнений и сует обвитый пеленой,-

Исчез! - Как солнца луч златой,

Коснулся вежд эфир небесный...

И свеял прах земной...

Я зрю превыспренних селения чудесны...

Отсель - отверзшимся таинственным вратам-

Благоволением судьбины

Текут к нам дщери Мнемозины,

Честь, радость и краса народам и векам!..

 

 

Безбрежное море лежит под стопами,

И в светлой лазури спокойных валов

С горящими небо пылает звездами,

Как в чистом сердце - лик богов;

Как тихий трепет - ожиданье;

Окрест священное молчанье.

 

 

И се! Как луна из-за облак, встает

Урании остров из сребряной пены;

Разлился вокруг немерцающий свет,

Богинь улыбкою рожденный...

Несутся свыше звуки лир;

В очарованьях тонет мир!..

 

 

Эфирного тени сложив покрывала

И пояс волшебный всесильных харит,

Здесь образ Урания свой восприяла,

И звездный венец на богине горит!

Что нас на земле мечтою пленяло,

Как Истина то нам и здесь предстоит!

 

 

Токмо здесь под ясным небосклоном

Прояснится жизни мрачный ток;

Токмо здесь, забытый Аквилоном,

Льется он, и светел и глубок!

Токмо здесь прекрасен жизни гений,

Здесь, где вечны розы чистых наслаждений,

Вечно юн Поэзии венок!..

 

 

Как Фарос для душ и умов освященных,

Высоко воздвигнут Небесныя храм;.-

И Мудрость приветствует горним плененных

Вкусить от трапезы питательной там.

Окрест благодатной в зарях златоцветных,

На тронах высоких, в сиянье богов,

Сидят велелепно спасители смертных,

Создатели блага, устройства, градов;

Се Мир вечно-юный, златыми цепями

Связавший семейства, народы, царей;

Суд правый с недвижными вечно весами;

Страх божий, хранитель святых алтарей;

И ты, Благосердие, скорби отрада!

Ты, Верность, на якорь склоненна челом,

Любовь ко отчизне - отчизны ограда,

И хладная Доблесть с горящим мечом;

Ты, с светлыми вечно очами, Терпенье,

И Труд, неуклонный твой врач и клеврет...

Так вышние силы свой держат совет!..

 

 

Средь них, вкруг них в святом благоговенье

Свершает по холмам облаковидных rop

В кругах таинственных теченье

Наук и знаний светлый хор...

Урания одна, как солнце меж звездами,

Хранит Гармонию и правит их путями:

По манию ее могущего жезла

Из края в край течет благое просвещенье;

Где прежде мрачна ночь была,

Там светозарна дня явленье;

 

 

Как звезд река, по небосклону вкруг

Простершися, оно вселенну обнимает

И блага жизни изливает

На Запад, на Восток, на Север и на Юг...

Откройся предо мной, протекших лет вселенна!

Урания, вещай, где первый был твой храм,

Твой трон и твой народ, учитель всем

векам?-

Восток таинственный! - Чреда твоя свершенна! ..

Твой ранний день протек! Из ближних Солнце врат

Рожденья своего обителью надменно

Исходит и течет, царь томный и сомненный...

Где Вавилоны здесь, где Фивы? - где мой град?

Где славный Персеполь? - где Мемнон, мой

глашатай?

Их нет! - Лучи его теряются в степях,

Где скорбно встретит их ловец или оратай,

Бесплодно роющий во пламенных песках;

Или, стыдливые, скользят они печально

По мшистым ребрам пирамид...

Сокройся, бренного величья мрачный вид!..

И солнце в путь стремится дальный:

Эгея на брегах приветственной главой

К нему склонился лавр; и на холмах Эллады

Его алтарь обвил зеленый мирт Паллады;

Его во гимнах звал Певец к себе слепой,

Кони и всадники, вожди и колесницы,

Оставивших Олимп собрание богов;

Удары гибельны Ареевой десницы,

И сладки песни пастухов;-

Рим встал,- и Марсов гром и песни сладкогласны

Стократ на Тибровых раздалися -холмах;

И лебедь Мантуи, взрыв Трои пепл злосчастный,

Вознесся и разлил свет вечный на морях!..

 

 

Но что сретает взор? - Куда, куда ты скрылась,

Небесная! - Бежит, как бледный в мгле призрак,

Денница света закатилась,

Везде хаос и мрак!

"Нет! вечен свет наук; его не обнимает

Бунтующая мгла; его нетленен плод

И не умрет!.."-

Рекла Урания и скиптром помавает,

И бледную, изъязвленну главу

Италия от склеп железных свобождает,

Рвет узы лютых змей, на выю ставши льву!..

Всего начало здесь! .. Земля благословенна,

Долины, недра гор, источники, леса

И ты, Везувий сам! ты, бездна раскаленна,

Природы грозныя ужасная краса!

Все возвратили вы, что в ярости несытой

Неистовый Сатурн укрыть от нас хотел!

Эллады, Рима цвет из пепела исшел!

И солнце потекло вновь в путь свой даровитый!..

Феррарскому Орлу ни грозных боев ряд,

Ни чарования, ни прелести томимы,

Ни полчищ тысячи, ни злобствующий ад

Превыспренних путей нигде не воспретят:

На пламенных крылах принес он в храм Солимы

Победу и венец;-

Там нимфы Tara, там валы Гвадалквивира

Во сретенье текут тебе, младой Певец,

Принесший песни к нам с брегов другого мира;-

Но кто сии два гения стоят)

Как светоносны серафимы,

Хранители Эдемских врат

И тайн жрецы непостижимых?-

Един с Британских вод, другой с Альпийских гор,

Друг другу подают чудотворящи длани;

Земного чуждые, возносят к небу взор

В огне божественных мечтаний!..

Почто горит лицо морских пучин?

Куда восторженны бегут Тамизы воды?

Что в трепете святом вы, Альпы, Апеннин!..

Благоговей, земля! Склоните слух, народы!

Певцы бессмертные вещают бога вам:

Един, как громов сын, гремит средь вас паденье;

Другой, как благодать, благовестит спасенье

И путь, ведущий к небесам.

И се! среди снегов Полунощи глубокой,

Под блеском хладных зорь, под свистом льдистых вьюг,

Восстал от Холмогор,- как сильный кедр, высокой,

Встает, возносится и все объемлет вкруг

Своими крепкими ветвями;

Подъемлясь к облакам, глава его блестит

Бессмертными плодами.

И тамо, где металл блистательный сокрыт,

Там роет землю он глубокими корнями,-

Так Росский Пиндар встал! - взнес руку к небесам,

Да воспретит пылающим громам;

Минервы копием бьет недра он земные-

И истекли сокровища златые;

Он повелительный простер на море взор-

И свет его горит, как Поллюкс и Кастор!..

Певец, на гроб отца, царя-героя,

Он лавры свежие склонил

И дни бесценные блаженства и покоя

Елизаветы озарил!

 

 

Тогда, разлившись, свет от северных сияний

Дал отблеск на крутых Аракса берегах;

И гении туда простерли взор и длани,

И Фивы новые зарделися в лучах...

Там, там, в стране денницы,

Возник Певец Фелицы!..

 

 

Таинственник судеб прорек

Царя-героя в колыбели...

Он с нами днесь! Он с неба к нам притек,

Соборы гениев с ним царственных слетели;

Престол его обстали вкруг;

Над ним почиет божий дух!

И музы радостно воспели

Тебя, о царь сердец, на троне Человек!

 

 

Твоей всесильною рукою

Закрылись Януса врата!

Ты оградил нас тишиною,

Ты слава наша, красота!

Смиренно к твоему оклоняяся престолу,

Перуны спят горе и долу.

И здесь, где все - от благости твоей,

Здесь паки гений просвещенья,

Блистая светом обновленья,

Блажит своих веселье дней!-

Здесь клятвы он дает священны,

Что, постоянный, неизменный,

В своей блестящей высоте,

Монарха следуя заветам и примеру,

Взнесется, опершись на Веру,

К своей божественной мете.

 

<Июнь 1820>