Главная . 20161009
20161009

Гвоздика выращивание Ипомея выращивание Ива Интересные факты

Это я писала о событиях где-то десятилетней давности. Много воды утекло с тех пор. Мы все за это время изменились. Много раз за это время я наблюдала, как скукоживается под внешними воздействиями человеческая душа, человеческая натура, как на поверхность выплывают подлость и грязь.

Теперь бы я по-другому относилась и к описанным событиям, и к тем, что произошли дальше. Я бы меньше принимала всё близrо к сердцу, я бы меньше принимала всерьёз свекровь.

Да, теперь я другая. Но и она другая. Я в третий раз взяла её к себе ухаживать за ней. Первый раз был полным кошмаром. Второй несколько лучше. А вот третий раз стал совсем другим. Теперь она не в сознании. Она ничего толком не помнит, никого толком не узнает. Последние три с лишним года она была у старшего сына.

Они купили квартиру, а в оставленной комнате в общежитии поселили свекровь и ходили три раза в день её кормить. Точнее ходил Вася. Наташа бывала там раз в неделю помочь ему помыть мать.

За время пребывания у них она стала просто золотая. Куда делись капризы и претензии. Куда делась её обычная властность. Теперь она постоянно читает молитвы, а раньше я даже предположить не могла, что она их знает.

А ведь космические пришельцы пропитывают собой всё пространство нашего дома. В её тонкие поля, как и в наши, вжились их энергетические нити. Мы адаптировались к этому, но и она тоже.

Куда же делся её обычный негатив? Обычно, под воздействием чужеземной энергии, люди льют его потоком. В первый месяц у нас она ещё кричала о пожаре, кражах и смерти сыночка. Потом стала переживать только, что любимый сыночек голоден или замерз. Причем сыночка она называла разными именами, и имя Володя звучало гораздо чаще, чем имя Вася.

А в последний месяц всё больше говорит о внуках Мише и Наташе. Они у неё маленькие. Она постоянно разговаривает с ними, расспрашивает об их играх и игрушках, заботится, не голодны ли, на замёрзли ли, просит с пола перейти на кровать и играть там – ведь на кровати теплее. А там и мама придет, и их накормит. Слушать это очень трогательно.

Это уже совсем не тот человек, который раньше наносил мне жестокие удары. Сознание её померкло, а подсознание выдаёт совершенно добрые, жалостливые картины.

Я с ужасом думаю о её жизни без зрения, без слуха, почти без информации извне. Но её мозг выдаёт «на гора» одну ситуацию за другой. Послушав её, Володя как-то сказал, что у неё пропал талант писателя или сценариста, насколько разнообразными, запутанными и неповторяющимися были её сюжеты.

Раньше она редко бывала такой добродушной, весёлой, юморной. А сейчас от её такого состояния в доме становится светлее.

Если иногда её кормит Володя, он подставляет к кровати стул, и кормит её, сидя на стуле.  Я всегда сажусь на кровать рядом с ней, чтобы она чувствовала моё плечо и локоть. Мне кажется, что при том дефиците информации извне, который у неё есть, чувствовать рядом тепло человеческого тела для неё очень важно. Покормлю я её, спрошу, наелась ли, а она мне в ответ: «Спасибо, Таня». И столько нежности, благодарности, тепла в её голосе, что сердце переворачивается. Я не знаю, ко мне это относится, или к какой-то другой Тане. Когда я её пою, даю таблетки, меняю памперс, она может назвать меня и другим именем. Но когда мы кушаем плечо к плечу, я у неё только Таня.

Иногда сажусь её кормить, а она мне так горячо: «Не мне, не мне, вон Наташеньке маленькой. Видишь, она голодная сидит?» И я уверяю её, что Наташеньку я уже покормила, а теперь её очередь.

В последнее время Овчарка, поняв, что прежние воздействия экстрасенсов стали неэффективны, сменил их характер. К новым воздействиям нужно ещё адаптироваться. Я адаптируюсь с помощью вина, а свекровь просто погружается в сон. В последнее время она постоянно спит. Вот и вчера мы мыли её, а она дремала при этом. А когда я её кормила ужином, её сонная голова лежала на моем плече. Но покушала она хорошо. А сегодня утром мы не смогли разбудить её позавтракать. Ну, ладно, пусть спит. Мы возили песок, Володя всё вынес из ванны маминой квартиры. Раздолбал старый пол и уложил мелкие куски ровным слоем. Я мыла и красила окна. Потом вскопали грядку под чеснок. Свекровь всё не просыпается. Володе уже уезжать пора, а она спит. Я начала будить её интенсивно – никакой реакции.

Мы заподозрили неладное. Володя пошел за фельдшером. Марина даже не захотела прийти. Говорит, раз не реагирует, это кома, не трогайте её и ждите конца. Может быть, всё кончится сегодня ночью.

Вот это был удар!

Я была настолько не готова к этому, что не смогла остаться с ней одна. Володя позвонил коллеге, объяснил ситуацию и остался со мной.