Главная . 20161112-20161230
20161112-20161230

 

Коротко о событиях этого периода. Их было немного. Убрали все овощи и клубни цветов, что в банку при гараже в городе, что в подполье маминой квартиры. Но клубни канн выросли сверхъестественные. Со всеми желающими мы уже поменялись, выбрасывать жалко, пусть в следующем году их будет больше. Поэтому в подполье деревянного дома устроили для них хранилище из пенопласта, закрыли ещё сверху одеялами, старым ковром, будем надеяться, что перезимуют.

Я расписала в маленькой комнате две с половиной стены. Жила в деревне до 40-го дня, приезжал брат Володи, ездили на кладбище. Потом я перебралась в Ярославль, там сайтовая лихорадка, розы, старые русские города. Пришла к концу года с неплохими результатами.

Завтра последний день 2016 года. Он омрачен печальным событием. Вчера умерла сестра свекрови – тётя Валя. Завтра похороны, и мы обязательно поедем. Смерти её не ожидали, всё же тётя Валя младше свекрови на 10 лет. Но диабет, ампутация обеих ног сделали своё дело. Её больше нет.

Тётя Валя играла благотворную роль в нашей жизни. Когда ещё был жив её муж – дядя Толя, мы частенько ездили к ним. А жили они в Тьмутаракани, на стыке двух районов. И деревня называлась Тараканово.

Приветливые очень люди, держали скотину, дом всегда – полная чаша. До сих пор помним тёти Валино самодельное масло, изумительнейшие сырники и оладушки – вкуснее я нигде не ела. Вообще, когда ни появись, у неё целая печка еды, и всё очень и очень вкусное.

Дядя Толя был очень открытый, светлый и добрый человек. У них всегда мы чувствовали себя уютно и комфортно. Двое детей – Люба и Леша, и, хотя младше нас, но уже бабушка и дедушка. И оба под стать родителям.

Раньше приедешь в отпуск в деревню. В первую неделю ещё всё тихо, а потом начинается. У мамы вечно полный бардак, заниматься бесконечно приборкой не хочется. Тем более, что это на несколько часов. У свекрови уютнее, она порядок любила. Но для мамы наше пребывание у свекрови – источник постоянной ревности.

У мамы отдыхать днем было нельзя с тех пор, как я против её воли вышла замуж за Володю. Только приляжешь на диван, как сразу находится море дел. Бабушка Тоня в таких случаях комментировала ситуацию: «Топай, да не стой!». А у свекрови устанешь, приляжешь отдохнуть, так она ещё плед приносит, чтобы меня укрыть.

Так мы потихоньку сбегали к свекрови. Она гораздо меньше нам помогала, гораздо меньше о нас заботилась, но зато и не вмешивалась ни во что.

Однако у свекрови был свой бзик – любимый сыночек. Ей казалось, что мы не так к нему относимся, не так о нем заботимся, мало его хвалим. Накрутив себя по какому-нибудь ничтожному поводу, она разражалась скандалом.

И вот от всего этого мы сбегали к тёте Вале и дяде Толе. Там спокойно, хорошо, и мы имели там с детьми несколько безмятежных дней. Помогали, но в охотку, больше не позволяли нам, и капитально отдыхали душой.

Дети ещё чаще нас бывали, их забирал с собой дядя Вася, когда тоже приезжал к ним погостить в отпуск. Особенно любил там бывать Миша.

У них ещё пасека была своя, и всегда гостей угощали свежим мёдом. От нашей деревни до их – километров восемь. Как-то мои дети смурзили друзей, и все поехали в Тараканово на велосипедах. Погостили там несколько часов, поели медку и вернулись. А были ещё маленькие. Свекровь, узнав об этом, велела дяде Васе надрать им уши, да всё просила посильнее. Тот и постарался. Когда мама увидела эти уши, то ужаснулась. Распухшие сильно, и за ушами лопнула кожа. Она обработала уши, смазала мазью, чтобы скорее заживали. Бабушка Тоня, увидев изуродованные уши, только вздохнула: «Не отец… Отец бы пожалел…». К нашему приезду остались только трещинки за ушами, которые я благополучно не заметила. Все целый месяц молчали, как партизаны, –  боялись моего гнева.

Позднее, когда Лёша женился, у тёти Вали с дядей Толей появились внуки – Колька и Толька, и Мише уже меньше нравилось пребывание в Тараканове. Он был старший, а всё внимание и ласка доставались маленьким – Кольке и Тольке. Теперь эти «маленькие» уже сами родители.

В памяти сохранились эти светлые дни. Сначала умер дядя Толя. Тётя Валя тогда взяла у нас свекровь. И та жила у неё до самого момента ампутации ноги. После этого тётю Валю взяла к себе её дочь – Люба, или, как её называла любовно мать – Любаня.  И вот теперь её нет. Светлая память.

Дети тоже захотели поехать на похороны. Наташа в итоге не смогла – сильно простужена. А Миша уже приехал. Завтра утром пораньше выедем. Ехать до Углича и ещё полчаса от Углича. Вот такой у нас Новый год.

Всех, кто меня читает, с наступающим Новым годом! Пусть следующий год для всех будет более счастливым, чем предыдущий. Я, по крайней мере, уверена, что у меня будет так. И весело встретить всем 2017 год, веселее, чем получится у нас.