Главная II 20170425
20170425

Кукуруза Интересные факты Купальница Интересные факты Ландыши Интересные факты Лилия Выращивание Лимон Интересные факты

Продолжаем записи.

Содержание

1. Сам дневник

2. Разная информация

3. Мои истории

Сам дневник

Немного расскажу про интересный эпизод в саду, который произошел в первой половине июня. Я весь день сажала цветы, была абсолютно трезвой. К вечеру у меня остался контейнер с агератумами, не посаженными в землю. Их было чуть больше половины контейнера. Ещё я сажала космеи. Две космеи остались, я их с комочками земли положила под гортензию, чтобы посадить на другую клумбу. Потом куда-то отвлеклась, и в саду начали происходить странные вещи. Я шла к гортензии, твёрдо помня, что мне к ней зачем-то нужно. Подошла, посмотрела, ничего не увидела, пошла дальше. Потом пошла к тому месту, где оставила контейнер с агератумами, тоже ничего не увидела, и решила почему-то, что всё посажено, и мне можно идти отдыхать. При этом в саду был сильный запах, который ощущается чувствами, а не обонянием. Этот запах немного похож на запах озона. Я потом назвала его «запах магии». И только ночью я вспомнила про недосаженные агератумы, и особенно космеи, которые я оставила на ночь с совершенно беззащитными корнями.

Утром бросилась к тому месту, где всё оставила, но ничего не нашла. Обыскала весь сад – ничего нет. Поняла, что это враждебные сущности, которые не хотят, чтобы сад жил, сделали это, чтобы напугать меня.

Когда-то точно также пропала в маминой квартире банка, не помню, то ли лака, то ли краски. Я тогда подумала, что сущности пришельцев просто отвели мне глаза, но банку потом так нигде и не нашла. И вот второй такой случай.

Оказывается, вещи могут пропадать бесследно.

Мои сущности успокоили меня, что часто это делать невозможно, поскольку это требует слишком много энергии. И всё же…

Облако пришел ко мне следующей ночью. Я ему обрадовалась.

— Опять будем любоваться природой вместе?

— Нет, сегодня мы будем слушать музыку. Попробуй почувствовать мелодию, которую я слышу сейчас.

Я попробовала. Снова погрузилась в чудесный мир его эмоций. Почувствовала, как они вибрируют в ответ на музыку. Мелодию я так и не почувствовала. Но зато долго наслаждалась музыкой его внутреннего мира.

Ах, спасибо ещё раз!

 

Разная информация

Чтобы были вполне понятны дальнейшие события, связанные с Султаном, стоит, пожалуй, рассказать про поселок, где жили мои бабушка и дедушка, про моё окружение, и т. д. Тем более, Нина, ты об этом просишь меня, не понимая, как я могла там дружить со шпаной.

А для того, чтобы понять это, нужно откатиться по времени в моё раннее детство. А прошло оно в старом домике бабушки и дедушки, который был всего о два окошка по фасаду. Там было тесно, но очень весело.

А напротив был дом, где жили две сестры. Приехали они сюда откуда-то с Орловской области, с матерью и малым ребенком. Ребенка этого родила их старшая сестра. Точнее, родила она двойняшек, но поняла, что двоих ей без мужа не поднять, и одного хотела отдать в детский дом. Тётя Варя – средняя сестра, забрала у неё ребенка, усыновила его, и вот с ним они и приехали.

Здесь работа была только тяжелая – трактористками на торфе. Вечером сёстры приходили грязные, все в торфе, и сходив в душ, еле-еле были в силах сделать что-то по хозяйству. Замуж они так и не вышли, а вот детей нарожали. И всё рождались у них мальчишки, и только последнюю тётя Варя родила девочку. Надя, на год помладше меня.

Семья жила очень бедно. Ребятишки ходили бог знает в чем. Помню в детстве Надьку в грязном платьице, в торчащих из-под него грязных штанишках, с лохматыми волосами, с соплями до подбородка. Дети были предоставлены сами себе. Надька могла к нам и босиком прибежать по грязи. И ничего. Кроме соплей, ничем не болела.

Мы с Надькой дружили. Всё время проводили то у них, то у нас. Бывало, что и ссорились, и дрались. Я ей тогда кричу: «Не приходи больше ко мне! Никогда больше с тобой дружить не буду!». Утром просыпаюсь, а Надька уже сидит на стуле у кровати.

—Танька, ты со мной водишься?

—Вожусь…

И опять всё сначала.

Семья у них была гостеприимная. Обед – и меня посадят за стол. Мама как увидит, так ругает бабушку, зачем ты позволяешь Таньке есть у них, у людей и так бедно, а тут ещё наша их объедает.

А бабушка говорит, ты посмотри, как она ест вместе со всеми, ложка так и летает. Только за ушами пищит. А дома не ест ничего. Пусть поест у них, а я девкам (так она называла сестер) отнесу за это кринку молока.

Подрастая без отцов, предоставленные сами себе, мальчишки стали настоящей шпаной. Что они только не вытворяли! Надька тоже росла атаманшей. Стремилась верховодить среди детворы. Бывало, мальчишке гораздо старше, который осмеливался ей перечить, могла заехать кулаком в нос. А я была тихая, ни ругаться, ни драться не умела. И вот в этом доме, где молодое поколение было очень активным и агрессивным, постоянно вращалась тихая, спокойная, чистенькая девочка, то есть я. Видимо, братья считали меня беззащитной и беспомощной, потому что, сколько я себя помню, они всегда меня трогательно опекали. И ничего не изменилось, когда мы выросли.

К 13 годам Надька превратилась в красивую девушку с голубыми глазами и точеной фигуркой. Глаза у неё были чуть менее голубыми, чем у Тамары, с сероватым налетом, но всё равно бесподобно красивые. Надька уже давно взяла в руки весь дом, навела в нем относительный уют, а также сумела взять в руки и своих братьев-хулиганов, приучила к элементарному порядку, и только так их строила.

Мы уже давно разъехались в разные концы поселка, но, вопреки ожиданиям мамы, что эта странная дружба разорвется, продолжали дружить. Мы были потрясающе разными, и, видимо, это нас и притягивало друг к другу.

К тому времени торф в окрестностях начал иссякать, поселок переживал упадок, все путные семьи разъехались в другие места, а здесь в основном жили те, кому некуда и не на что уехать, да доживали свой век старики-пенсионеры. А в тех семьях, которые остались, и дети были непутёвые, хулиганы и шпана. И, приходя к Надьке, я попадала в такую среду.

Я была явно не их поля ягода, правильная, тихая. Я совсем не умела тогда ругаться матом. Меня учили, перевоспитывали, заставляли повторять матерные слова. Я добросовестно повторяла, но получалось так неестественно, что Надька, понаблюдав за усилиями ребят, вынесла приговор: «Без толку! Пусть уж лучше молчит!».

Меня бы там давно забили, такую тихоню, но Надькины братья всегда были моей защитой, а с ними никто связываться не хотел. Так и получилось, что я была своей среди них, оставаясь самой собой.

Я редко участвовала в их хулиганствах. Все их проделки казались мне глупыми и скучными. Но быть с Надькой означало быть с и этими ребятами, а они были совсем неплохими. Более искренними, более честными, более открытыми, чем молодежь в моей родной деревне. Так что летом я время от времени погружалась в их среду. Но на короткое время. А потом возвращалась в свой мир, мир книг и мечтаний. Пройдет время, Надька прилетает: «Опять киснешь над книгами? Пойдем с нами купаться на карьеры. Вода такая тёплая.», и я опять какое-то время участвую в их развлечениях.

 

Мои истории

Продолжу про мои каникулы. Когда за год до описываемых событий я приехала на каникулы, Надька, как всегда, пришла ко мне: «Сидишь, тихоня, книжечки почитываешь? Так и вся жизнь может пройти! А у нас сейчас так весело по вечерам! Ах, я бы хотела, чтобы вся жизнь состояла только из вечеров!»

По вечерам там, действительно оказалось весело. Вся молодежь нашего возраста собиралась на резном крылечке конторы. Травили анекдоты, рассказывали смешные истории, просто болтали. У всех девочек уже были романы с мальчиками, кто-то уже влюблялся не раз. Парни – наши друганы – рассказывали нам о своих первых сексуальных опытах. Может быть, из-за этих рассказов ни одна девочка из нашей компании близко не подпускала парней к своему телу, предпочитая покорять сердца, пудрить мозги, развлекаться. Дальше поцелуев дело никогда не шло.

Я появилась среди них, заметила все перемены. Среди парней оказался один, такой рыжий, конопатый, забавный. Его звали Саша, но все называли его Санёк. Он приехал на каникулы из Сибири. Ему было 16.

Санёк сразу же подошел ко мне и потом сидел рядом весь вечер. И пошел провожать. Это было так интересно и волнительно! Меня, 14-летнюю сикараху, в первый раз провожал парень как настоящую девушку!

Так мы и дружили какое-то время с Саньком. Было забавно строить из себя взрослую девушку, назначать свидания. Влюбиться в него я так и не влюбилась. Однажды вечером, когда мы уже подходили к дому, он вдруг неожиданно притянул меня к себе и поцеловал. Я вырвалась и понеслась к дому. Меня в первый раз поцеловал парень!!! Это было событие! Вбегаю в дом, бабушка мне: «Что ты так несешься?». А я ей взволнованно: «Бабушка! Меня Санёк сейчас поцеловал! А она спокойно: «Ну и что? Ведь не слиняла же?».

С Саньком мы потом из-за чего-то поссорились, а вскоре он уехал обратно в свою Сибирь. А я, как всегда, погрузилась в книги.

Вот и на следующий год, уже влюбленная в Султана, я приехала на каникулы и тут же подверглась тормошению Надьки. Пошли гулять! Мы так здорово проводим время!