Главная II 20170428
20170428

Мать-и-мечеха Полезные свойства Маттиола Посадка и уход Медуница Интересные факты Морковь Посадка и уход Мхи Интересные факты

Продолжаем записи.

Содержание

1. Сам дневник

2. Разная информация

3. Мои истории

Сам дневник

Закончу тему о Султане. О том, что он в больнице, я узнала из письма. В письме он успокаивал, что ничего страшного, и всё же намекал, что хотел бы меня видеть.

Как поскорее попасть в больницу райцентра? Мишка! Самое быстрое – это с его помощью.

Я помчалась к Мишке.

Мишка был соседом Надежды и только весной пришел из армии. Этим летом, когда бы я ни пришла к Надьке, тут же рядом оказывался Мишка. Рядом он был и на наших вечерних посиделках, на которые я продолжала ходить всё лето, когда не было Султана. Как-то в первый раз пошел провожать.

Он был обыкновенный. Обыкновенный внешне, обыкновенный внутренне. Я к нему никогда ничего не чувствовала. Но идти вместе было веселее.

Я спросила на всякий случай бабушку, как она отнесется к тому, если Миша будет иногда меня провожать. Бабушка назвала его положительным парнем и не возражала.

Так почти на два года в моей жизни появился Мишка – безответный и преданный поклонник, всё прощающий и ничего не требующий. Я могла уходить гулять с другими парнями – и он терпел, а на следующий вечер без всяких упреков опять подходил ко мне. Он был удобен, и только поэтому я его не прогоняла.

А ещё у Мишки был мотоцикл, и мы этим и особенно следующим летом объехали все ближние и дальние окрестности поселка, и там оказалось так много красивых мест!

Помню, как он возил меня на рыбхоз, где в торфяных озерах разводили карпов. И мы смотрели на огромных рыб, которых готовили к отправке в магазины и рестораны.

Наши отношения с Мишкой, может быть, длились бы и дольше, но моя мама начала убеждать меня разорвать их и отпустить парня. Ему пора строить личную жизнь, создавать семью, а он уже столько времени ходит за девушкой, которая не способна ему ничего дать. Так под влиянием мамы я эти отношения и разорвала.

А тогда только всё начиналось. Я примчалась к Мишке и попросила отвезти в райцентр, в больницу к подруге. А ему туда нужно было по поводу паспорта. И мы поехали на мотоцикле.

Мишка довез меня до больницы, и мы договорились встретиться через полтора часа на автостанции.

Султан мне очень обрадовался. Сидим мы на скамеечке, болтаем, и вдруг смотрим, идет Мишка. А у него там процесс отодвинулся на час, и он пришел предупредить, что я могу не торопиться. Так Мишка узнал, что у меня за «подруга» в больнице.

Разная информация

Через несколько дней я вновь захотела поехать к Султану в больницу, но Мишу просить было уже неудобно. Остается только на автобусе. Бабушка одну меня в райцентр не отпускает, настаивает, чтобы я пригласила с собой Надьку.

Так, в следующий раз мы с Надькой пришли к Султану. Надька увидела его в первый раз, так как мы с ним никогда не приближались к компании местных ребят. Её реакцию я поняла сразу: Султан слишком хорош, и для такой тихони, как Танька, это слишком жирный кусок.

Султана должны были скоро выписывать, повязки на руке уже не было, и он повёл нас фотографироваться.

Пришли в фотоателье, сделали несколько снимков, попросили фотографии побыстрее, поскольку нам скоро уезжать. Фотограф сказал, что сделает в течение 20 минут, но если мы сразу не заберем, то он уйдет, и появится только на следующий день.

А Султану нужно было ещё в магазин, а потом нам на автобус. Надька быстро распорядилась: Танька остается ждать фотографии, а мы с Султаном в магазин. Я не стала возражать, и он тоже.

Они ушли, а я пока решила погулять поблизости. Вышла из ателье, посмотрела вслед ушедшим. Увидела, как Надька обняла Султана за талию, а его рука легла к ней на плечо.

А у Надьки в то лето (да и потом) была такая фишка. Если видит влюбленную пару, обязательно «поточит зубки» на парне. Строит глазки, кокетничает, и в конце концов уведет. Поиграется вечер-другой, и бросит. Не он ей нужен, а сам процесс отбивания занимателен и весел. Так, значит теперь этот фокус производится и с нами.

Я не чувствовала ни особой ревности, ни особого волнения. Обиды на Надьку никакой. Надька есть Надька, её либо принимать такой, какая она есть, либо вообще не дружить. И если Султан окажется таким телёночком, которым Надька накидывает верёвочку не шею, чтобы увести от любимой девушки, а потом бросает, и он мычит жалобно, не зная, куда приткнуться – то мне вообще такой парень не нужен.

Поэтому я ждала спокойно и получила фотографии. Вскоре парочка вернулась, и Султан пошел провожать нас на автобус. Он, как обычно, держал меня за руку, а Надька мрачная шагала рядом.

Спустя короткое время после выписки из больницы, Султан уехал в Ингушетию. Мы с ним распрощались, и он обещал писать.

 

Мои истории

Я ждала долго письмо Султана. Оно пришло почти через месяц. Ох, как я обиделась! Решила, что больше ничего для него не значу, и вся его любовь была всего лишь притворством. Отправила ему гневное, возмущенное, язвительное письмо, кстати очень остроумное.

Он стал писать регулярно, но так получилось, что наша переписка стала сплошной ссорой. А всё эта первая задержка, которая изменила для меня многое.

Теперь-то я понимаю ситуацию. Он приехал, написал коротенькое письмо на одном листочке, чтобы позже написать подробней. Письмо сложил вчетверо, положил в карман, чтобы при первой возможности отправить. А тут родители, а тут друзья, а тут родственники, целая серия застолий, как у них водится, и он решил, что письмо отправлено. И только когда вся кутерьма, связанная с его приездом, закончилась, он обнаружил неотправленное письмо. Так и пришло мне письмо с потертыми на сгибах краешками и уголками.

Потом появился ещё повод для ссоры. Я в то время уже училась в средней школе райцентра, был октябрь, погода прекрасная, стояла настоящая золотая осень. И я ему написала, какие золотые стоят леса, как у нас сейчас красиво. А он ответил, что ничего красивого нет в наших лесах с комарами, вот его горы… По совпадению, он в этом письме прислал фотографию, где он стоит рядом с их машиной. Желание похвастаться было явным. И поэтому леса с комарами меня обидели, и по этому поводу я ему наязвила.

В нашем классе учились девочки из Д@ниловской восьмилетней школы, и от них я узнала, что там у него тоже была девушка – Ира. Ох, уж тут моего гнева было не остановить. Ира на год меня младше, и её просто заперли родители, не дав встречаться с Султаном.

Так вот почему он ходил ко мне! У него там не получилось! А если бы получилось? Я ему всё написала! Он ответил, что не чувствовал к Ире и доли того, что чувствовал ко мне. Но я не поверила.

Оказалось, что Ира – подруга Любы, а Люба – дочь маминой лучшей подруги, которая работала учительницей в Д@ниловской школе. Мы с Любой виделись и дружили. Тут как раз школьный вечер в райцентре, на который часто приходили учащиеся из других школ. На этом вечере Люба познакомила меня с Ирой. Я сразу почувствовала, что это неспроста, и не ошиблась. Ира вызвала меня в коридор и спросила о Султане. Во-первых, мы с ней друг другу очень понравились. Мы хорошо поговорили, я ей рассказала вкратце, что было у меня. У них же было всего несколько вечеров, пока её не заперли родители. Но чувствовалось, что Султан здорово задел и её сердечко. Внешне мы с ней очень похожи, обе круглолицые, светловолосые.

Поэтому я ему и написала, что это чистая случайность, что он остался со мной, а не переметнутся к ней. Тип внешности тот же, и девочка она по своим качествам нисколько не хуже меня. И ходить бы тогда не надо такую дорогу.

Султан ответил, что да, внешне мы похожи, и ему нравится именно этот тип внешности, но в остальном мы очень разные. Я сначала ему не поверила, и убедилась в его правоте, только когда мы с Ирой оказались на областной олимпиаде по математике и физике.

Там было очень много ребят с амбициями, гонористых, уверенных в себе и в собственном превосходстве над серой массой. Они и держались, как бы подчеркивая собственную исключительность. Мне с ними было неуютно, и в том интернате или общежитии, где мы проводили ночь, я, повращавшись немного среди молодежи, уходила в свою комнату читать книгу.

Ира же чувствовала себя как рыба в воде. Уверенности и амбиций ей было не занимать, и она быстро становилась душой и центром любого кружка. Поклонников у неё было множество, и по вечерам она рассказывала мне шепотом о своих победах.

Я ей завидовала. Нет, не победам над мальчишескими сердцами. К тому времени у меня и своих было достаточно. Я завидовала её умению свободно и естественно чувствовать себя с такого сорта молодежью. У меня же тогда была одна единственная победа – первое место на областной олимпиаде по физике.