Главная II 20170429
20170429

Одуванчик Интересные факты Огурцы Посадка и уход Интересные факты о фруктах и овощах Интересные факты об овощах Интересные факты о папоротниках

Продолжаем записи.

Содержание

1. Сам дневник

2. Разная информация

3. Мои истории

Сам дневник

О событиях середины июня.

Наташа приехала с Кавказа. Впечатлений масса. Вот как написал о поездке один из её участников:

Вчера закончилась наша очень интересная 10 дневная поездка по Северному Кавказу. За эти дни мы успели посмотреть Пятигорск и Кисловодск, прогуляться по живописной тропе к Медовым водопадам, съездить в Архыз, посмотреть красивую природу и старинные христианские храмы, побывать во Владикавказе, съездить в прекрасную трехдневную поездку по горной Ингушетии - побывать на водопадах, посмотреть старинные башенные комплексы, узнать много интересного об истории этих мест и отдохнуть на горном курорте. В заключении же мы побывали в Грозном и съездили на очень красивое горное озеро Кезеной Ам.

Спасибо всем, кто присоединился к поездке, а также тем, кто помог ей осуществиться.

Очень надеюсь вернуться на северный Кавказ и в следующем году.

Теперь они все друзья. Часто собираются в выходной для осмотра интересных мест Подмосковья. Вместе празднуют дни рождения. Многие частично в том же составе уже совершили новые путешествия.

Миша закончил сплав по Оке Саянской. Ах, какие красивые горы - Саяны. Сплавом и природными красотами очень доволен. Далее у него – Петербург и Карелия, сплав по реке Шуя.

Правда, закончить сплав по Шуе сын не смог. Начала нарывать нога под коленкой. Заметил он это ещё на Саянах, думал – укус насекомого. Но в Карелии этот «укус» стал приличным гнойником. Его сняли со сплава и на машине отправили в больницу Петрозаводска. Там ему сделали операцию, и он находился в Петрозаводске несколько дней. После приехал к нам, и поскольку его руководители не знали точно его состояние, Мишу сняли и со следующего сплава, где он уже должен был быть инструктором. Так что сын какое-то время пожил с нами. А потом уехал в Карелию, и там сплав за сплавом. А я только запоминала названия рек, по которым он сплавляется. Ах, какие фотографии! Потом буду выкладывать.

Кошек в этом году я в вольерку не носила. С замиранием сердца выпускала гулять. Нервы иногда они мне трепали. Но такой образ жизни гораздо лучше для их самочувствия и здоровья. У Птуси всё лето отличная шерстка, и почти нет колтунов.

 

Разная информация

Надо заканчивать про мой ингушский роман. Эта серия событий-раздражителей, которые заставляли меня язвить Султана в письмах, и стала причиной нашего разрыва. Его в это время забрали в армию. Он служил в войсках, которые охраняли преступников. Не жаловался, а для меня тема армии тоже была ещё не слишком понятна. Я до конца не понимала, что там тяжело. Первые разговоры об этом в нашей среде зазвучали, когда в армию стали уходить наши сверстники. А пока для меня было: армия и армия. Пусть служит. И я продолжала писать гадости.

Ему это надоело, и он написал письмо, которым тоже решил меня уязвить. Там он по косточкам разобрал мои претензии, постарался показать мне глупость и несправедливость каждой.

И заканчивалось письмо достаточно издевательским в том контексте: «Честь имею!».

Ох, как я возмутилась! Он меня ещё обвиняет! Да знать его больше не желаю! Да выкину его и из головы, и из сердца навсегда!

И я это сделала. Что-то как будто умерло в моей душе по отношению к нему. Я перестала о нем думать. Я его постепенно забыла. Поклонников было много. Влюбленности, как облака на небе, проплывали тогда по моей жизни, сменяя одна другую (впрочем, как и сейчас). И Султан перестал для меня существовать.

А сейчас вспоминаю это письмо (жаль, что не сохранила) и многие вещи кажутся вполне справедливыми. И удивляет, что я так обиделась. Вот дура-то была!

А он писал о том, что для юноши его возраста совершенно естественно быть по вечерам в компании молодежи, в частности девушек, а не сидеть дома.

Что провожать можно многих, а любить одну.

Что он никогда ни устно, ни письменно не задал мне вопроса, что я делала по вечерам без него, имея такую подругу, как Надя.

Что, если бы я была поумнее (это меня тогда особенно обидело), то не писала бы ему в армию такие письма, а старалась бы успокоить и поддержать.

Теперь-то я понимаю, что с «поумнее» у меня тогда была напряженка. И особенно я прочувствовала глупость своих писем ему в армию, когда служил мой сын. Не дай Бог ни одному солдату иметь девушку, которая пишет в армию такие письма!

И этот ингушский роман, о котором я постаралась забыть, после поездки дочери в Ингушетию вспомнился мне во всех деталях.

Я вспомнила, как мы говорили и спорили. Я выдавала ему какое-нибудь утверждение, почерпнутое из книг, и в которое свято верила. Он выслушивал и отвечал: «А у меня своя голова на плечах! И я на это смотрю по-другому». И высказывал свою точку зрения, продуманную им, и взятую на вооружение. И спорить с ним было трудно. Вообще, выражение «У меня своя голова на плечах» в его речи присутствовало довольно часто.

Я вспомнила, как он сумел внушить доверие маме и бабушке, как отстоял право встречаться со мной в нашей деревне, как никогда не бегал от ответственности за свои поступки, как он боролся за свою любовь. А ему было всего девятнадцать!

И до меня только в это время дошло, какую незаурядную личность я тогда встретила. Я подумала, что если он жив и находится в своей республике, то должен бы сделать неплохую карьеру. И решила поискать его в инете и узнать, как у него дела. Я была точно уверена, что он далеко не последний человек в своей республике, и обязательно где-нибудь засветился.

Да, я нашла его. Он действительно занимает довольно высокую должность. Женат, два прекрасных сына.

Но если бы я точно не знала его ФИО, его родной город, я ни за что бы не узнала в этом представительном мужчине того ингушского юношу – героя моего первого настоящего романа.

Мои истории

Я уже не рада, что упомянула про олимпиаду. Теперь мне выражают недоверие. Требуют доказательств. Мне нечем это доказать. Но тем, кто верит, рассказать об этих событиях могу.

Математика и физика были моими любимыми предметами в школе. Именно в такой последовательности.

Математику любила больше всех. Задачки на уроке решала как ураган. Владимир Александрович, мой любимый учитель по математике и директор школы, подсовывал мне всё новые и новые.

В восьмом классе меня послали на районную олимпиаду сначала по математике, потом по физике. Ко всеобщему удивлению, я победила в обеих. Но послали меня на областную олимпиаду по физике, поскольку умный математик у них ещё один был, а умного физика не было совсем. Владимир Александрович поворчал, ведь учительница физики (я её тоже очень любила) ушла в декрет, и сейчас её замещала учительница, у которой физика не была специализацией. Но против района не попрешь, и я поехала на областную олимпиаду по физике.

На олимпиаде было два тура. В теоретическом туре участвовали все, а на экспериментальный отбирали 10 человек по итогам теоретического.

И опять все удивились, что девочка из восьмилетней школы в сельской глуши прошла на экспериментальный тур.

Вот собрались мы перед аудиторией, дверь пока закрыта, все гонорятся, смотрят гордо, все очень модно и хорошо одеты. Качают права, почему задержка, пора уже начинать. Все держатся как-то по-особенному. Я стою в сторонке, скромно одетая, и по мне иногда скользят пренебрежительные взгляды, в которых явно читается: «А это чучело что ещё тут делает?»

Наконец экспериментальный тур начался. Я волновалась, как справлюсь, ведь в нашей школе экспериментальной базы почти нет. А оказалось, что экспериментальный тур совсем не перегружен какими-то приборами и приспособлениями. Эксперименты ставить нужно было, но все они были на соображение, и я с ними справилась. Довольная, что хотя бы не опозорилась, я вышла из аудитории.

Каково же было наше удивление, когда оказалось, что я заняла второе место. Ко мне подходили, поздравляли. Учитель, который нас привёз, говорил, что я произвела фурор. Ко мне подошла учительница, которая привезла ребят из другого сельского района. Пожала мне руку, сказала: «Держись уверенней! Ведь какая вилка-то им в бок! Лучшие ученики лучших преподавателей из лучших школ области, а второе место заняла девочка из восьмилетней школы».

На следующий год, когда я уже училась в девятом классе средней школы райцентра, мне предложили в районных олимпиадах не участвовать. Мне и так пришлют приглашение на областную олимпиаду, а без меня появится возможность вывезти на олимпиаду и других детей. А мне какая разница?

В этот раз я тоже прошла в экспериментальный тур, а по его итогам заняла первое место. Меня спрашивали, какую специальность, связанную с физикой, я выберу? Я молчала, поскольку уже твёрдо знала, что буду поступать в ЯрГУ на прикладную математику. Вот так я одержала победу в той области, в которой она мне не была нужна.

На республиканскую олимпиаду меня не послали, поскольку в нашей школе не было базы для подготовки к такой олимпиаде. Поехал мальчик, занявший второе место, что меня нисколько не расстроило.

На следующий год я тоже поехала на олимпиаду по физике. Но я уже полностью погрузилась в математику, и электричество, на тему которого была олимпиада, меня не очень увлекало. Я не прошла даже на экспериментальный тур.