Главная Мифы 9 подвиг Геракла
9 подвиг Геракла

греческая богиня Гестия Бог сна в Древней Греции Боги Древней Греции Муза Калиопа Керы муза Клио греческий бог Кронос

Уже восемь подвигов совершил великий Геракл. Последним подвигом были свирепые кони-людоеды, принадлежавшие Диомеду. Всё оказалось под силу великому греческому герою.

Долго Эврисфей решал, какое дать ещё поручение Гераклу. Перебирая в уме все страны, вспомнил Эврисфей, что Геракл ещё не сталкивался с амазонками – воинственным племенем, состоящим из одних женщин. Этих храбрых дев никто не мог победить, а они же на другие народы совершали набеги и одерживали над ними победы. Но что же должен Геракл принести из страны амазонок?  Никогда бы не додумался Эврисфей, если бы не его дочь...

Девятый подвиг Геракла. Пояс Ипполиты.

Пересказ В.В. и Л.В.Успенских

Геракл в царстве амазонок

… было на свете одно существо, в котором он [Эврисфей] души не чаял,- его дочь, золотоволосая царевна Адмета. Когда Адмета смеялась, царь Эврисфей улыбался. За то, когда она плакала, он скрежетал зубами, и горе было человеку, виновному в ее слезах. Если же Адмета говорила: "Я хочу!" - то ее слово было сильнее всех законов в царстве Эврисфея.

 

Однажды няня рассказала Адмете удивительную историю.

 

- За далеким Эвксинским Понтом,- говорила няня,- лежит таинственная страна амазонок. В этой стране нет мужчин; там живут одни только женщины. Но это не простые женщины. С колыбели они учатся воевать. Их игрушки - острые мечи и луки со звонкими стрелами. Совсем еще маленькими девочками они уже садятся в седла и скачут по горам и долам своей страны, как самые смелые всадники. Не было доныне ни одного полководца, который сумел бы - хитростью или силой - победить смелую конницу амазонок. Никогда еще враг не пробирался в их столицу, в знаменитый таинственный город Темискиру. Этот город высится там, где бурная река Термодон впадает в сердитый Понт Эвксинский. Посреди города возвышается пышный дворец, а в нем живет великая царица амазонок, прекрасная Ипполита.

 

Много дивных сокровищ хранится в кладовых и амбарах ее дворца. Там есть драгоценные камни, взятые смелыми всадницами в бою, и военные кольчуги из тонких золотых цепочек. Там есть хрустальные сосуды, привезенные из далеких восточных стран, и пестрые чепраки, которыми накрывают потные спины царских лошадей. Но дороже всех драгоценностей для царицы Ипполиты ее волшебный пояс - этот пояс она надевает, готовясь к бою. Он не красив и не пышен. Зато его подарил Ипполите сам свирепый бог войны, кровавый Арес. Этот пояс приносит счастье в бою. Вот почему амазонки стерегут его как зеницу ока. Горе тому, кто захочет отнять его у них.

 

Едва только золотокудрая Адмета услышала этот рассказ, как ей захотелось получить и примерить такой удивительный пояс. Надев свои маленькие сандалии, она побежала по каменным плитам дворца в те покои, где жил ее отец. Бросившись ему на шею, она сказала, что больше всего на свете сейчас же, теперь, хочет она получить в подарок волшебный пояс царицы Ипполиты.

 

Эврисфею самому никак не удалось бы добыть эту великую драгоценность. Но ведь Геракл еще не совершил всех назначенных ему подвигов. И вот снова приказывает тщедушный царек герою покинуть родные страны и отнять у отважных амазонок волшебный пояс их царицы...

 

 

Долго легкие ладьи Геракла пенили острыми носами волны. Долго плыл он из милой Греции в ту сторону, где летом восходит солнце. Наконец перед ним выросла на морском берегу столица амазонок Темискира. Спутники Геракла вытащили на берег свои легкие корабли, разожгли вокруг них костры и стали лагерем под стенами великого города.

 

Скоро послышались звуки труб. Царица Ипполита сама пришла в лагерь узнать, что нужно в ее земле чужестранцам. Мирно и почтительно встретил герой смелую владычицу амазонок. Ничего не скрывая, он рассказал ей все про себя и про свою службу у Эврисфея. Выслушав его рассказ, Ипполита растрогалась: ведь она как-никак была женщиной.

 

- Будь спокоен, сын Зевса,- сказала она,- тебе не придется проливать кровь из-за этого волшебного пояса. Правда, я дорожу им больше всех своих сокровищ, но для тебя я не пожалею его. Будь моим гостем, Геракл. Отдыхай в мире. Через несколько дней я отдам тебе свою лучшую драгоценность.

 

Так мирно сговорились между собой эти смелые и благородные люди.

 

Но коварная богиня Гера все еще не теряла надежды погубить ненавистного ей Геракла. Темной ночью, обернувшись амазонкой, она проникла в Темискиру и пошла по ее темным улицам, нашептывая встречным лживые речи.

 

- Не верьте, Гераклу,- говорила она.- Его добродушие обманчиво. Не пояс нужен ему - он хочет похитить нашу царицу и увезти ее в далекие страны.

 

И она так много, так долго, так хитро уговаривала простодушных воительниц, что в конце концов они поверили ей. Тотчас вскочив на своих коней, амазонки взялись за оружие и устремились к лагерю Геракла. Их было много, а греков мало. Смелые всадницы одна за другой нападали на самого героя, но одну вслед за другой он повергал их на землю. Вот уже пала быстрая, как вихрь, Аэлла. Погибла и Протоя, женщина-герой, семь раз подряд побеждавшая храбрейших воинов. Попала в плен предводительница Меланиппа, и войско амазонок побежало в ужасе перед Гераклом. Царица Ипполита поспешила вручить ему свой пояс. Горько покачал Геракл головой.

 

- О Ипполита, Ипполита,- сказал он ей с упреком.- Я не хотел кровопролития и гибели твоих сестер. Зачем вы послушались коварных речей Геры?

 

Перед разлукой он дружески обнял царицу амазонок. Неутешно оплакивала она смерть своих лучших подруг, но не сердилась на Геракла. Они расстались друзьями, и скоро золотокосая Адмета уже играла поясом Ипполиты. Впрочем, он ей не понравился. Он был беден с виду и некрасив. Для того чтобы оценить его, как должно, надо было иметь великое и смелое сердце. Дочь же трусливого Эврисфея совсем не отличалась мужеством. Вот почему пояс Ипполиты скоро пропал неизвестно куда.

 

А теперь вариант Фаддея Францевича Зелинского:

С новым заданием пришел к Гераклу Копрей.

«После севера -- восток, -- возгласил он. -- Царь посылает тебя в Фемискиру, что на Фермодонте, за поясом Ипполиты, царицы амазонок: он обещал его своей дочери, жрице нашей микенской Геры». И он ушел.

-- Этот пояс, -- спросила Деянира, -- вероятно, золотой, украшенный самоцветными каменьями?

-- Нет, это с виду простой кожаный пояс; но вместе с тем и победный талисман необычайной силы. И в этом приказе я опять узнаю Геру.

Все присутствовавшие пожелали узнать, как он понимает его. И он продолжал:

-- Изо всех народов на земле только мы, эллины, соблюдаем заповедь Геры о равном браке. У нас хозяйство поделено поровну между мужем и женой: мужу -- внешняя, жене -- домашняя работа; муж -- глава, но не господин семьи; у мужа -- мужские, у жены -- женские праздники, и перед богами и мужчина-жрец, и женщина-жрица чувствуют себя равными. У большинства народов женщина пребывает в рабстве у мужчины, и он имеет жен столько, сколько хочет. Есть, однако, и такой народ, у которого порядки обратные: это амазонки. У них власть принадлежит женщинам: они и пашут, и управляют, и воюют. С мужчинами они заключают лишь краткосрочные браки, чтобы иметь от них детей: раз в году в Фемискире празднуется общая свадьба амазонок с пленными мужчинами, -- а затем у этих несчастных за кратким пылом любви следует долгий холод смерти. Гере оба излишества одинаково противны: и женщина-раба, и женщина-владычица. Но то, первое, для нас безвредно; народы, поработившие женщину, на войне бессильны, и не им нас, а нам их суждено победить, чтобы подчинить их со временем заповеди Геры. Напротив, амазонки -- народ побеждающий: они идут с Дальнего Востока и уже покорили значительную часть Азии, всюду вводя свои мужененавистнические нравы. Видя в нас справедливо своих главных врагов, они даже с народами -- поработителями женщин заключают коварные союзы против нас. И уже раз они переправились через Архипелаг и осадили Афины; и город Паллады пал бы, если бы его не спас Фесей. И всему виной могучий талисман победы, пояс царицы Ипполиты. Понимаете вы теперь, почему Гера требует его для своей жрицы?

-- Постой, -- спросил Иолай, -- ты сказал, что Фесей спас Афины от амазонок? Как же это было?

Геракл покосился на Деяниру: "Не следовало бы мне это при тебе рассказывать, но уж так и быть, -- сказал он с улыбкой. -- Пояс царицы амазонок побеждает во всяком бою, но он бессилен против чар любви. Амазонки переправились через Архипелаг, нагрянули на Афины, осадили Акрополь; их твердыней была возвышающаяся против Акрополя скала, которую они посвятили своему богу-покровителю Аресу, почему она и поныне называется Ареопагом. Еще недолго -- и Афины были бы взяты, и был бы у амазонок оплот в самой Элладе. Но у Ипполиты была среди амазонок любимая подруга, красавица Антиопа. Она приглянулась Фесею, молодому царю афинскому. Это бы еще ничего; но и амазонке приглянулся Фесей. Страшно стало Ипполите за свой пояс; она сняла осаду и увела свою рать обратно в Фемискиру".

-- Вижу, -- сказал Иолай, тоже улыбаясь, -- что этот поход обставлен особыми условиями; что скажет наша хозяйка?

-- Ничего, -- ответила Деянира, с нежностью смотря на мужа, -- в Геракле я уверена. Но мне страшен талисман победы; ты с ним поедешь, Иолай?

-- Конечно, -- продолжал он шутить, -- хотя и не думаю, чтобы мог быть ему особенно полезен. Но не взять ли нам с собою... Фесея?

Все одобрили его мысль, и он сам взялся отправиться вестником к Фесею; тот, давно желавший подружиться с тиринфским витязем, с восторгом принял его предложение. Набрав еще товарищей, они сели на корабль и поплыли. Много они изведали разнообразных приключений; но главное их ожидало на берегу Геллеспонта, в самом могущественном городе тамошней Азии, Трое.

Ею управлял царь Лаомедонт, один из самых надменных царей своего времени. Желая его испытать, оба бога -- покровителя его страны, Аполлон и Посидон, обернувшись людьми, нанялись помогать ему при постройке городских стен. Лаомедонт воспользовался их услугами, но обещанного вознаграждения не выдал ни им, ни их товарищам по работе. Тогда они решили наказать его, и Посидон выслал из морской глубины чудовище, которое стало безжалостно разорять страну. Царь призвал своих волхвов: те ему сказали, что чудовище успокоится не раньше, чем царь отдаст ему на пожрание свою дочь Гесиону (Hesione). Пришлось, по требованию народа, оставить деву на морском берегу, привязав ее к утесу.

Как раз тогда Геракл с товарищами причалил к троянскому побережью; узнав о гневе богов и его причине, витязь пожелал убедиться, исцелило ли Лаомедонта постигшее его несчастье от его заносчивости и вероломства. Он обещал ему поэтому сразиться с чудовищем и спасти его дочь, но выговорил себе в награду четверку его славных коней. Под гнетом нужды Лаомедонт согласился; но когда Геракл исполнил свое обещание, ему стало жаль коней, и он приказал ему немедленно покинуть его страну. Связанный возложенным на него подвигом, Геракл не мог ему сразу отомстить; он ушел, но с угрозой: его вероломство припомнится ему.

Фемискира лежала недалеко от моря в задней части Малой Азии; пришлось кораблю Геракла плыть по следам славной "Арго". С грустью увидел он место, которое было свидетелем гибели его прекрасного друга в предательских волнах родника. Затем они переплыли Пропонтиду, Босфор, миновали ставшие уже безопасными Симплегады и выплыли на широкую, зеленую гладь Евксина. И еще несколько дней длилось плавание; направо показалось устье широкой реки Галиса и вскоре за ним другое, поменьше. Это и был Фермодонт; поднявшись по его течению, пловцы увидели перед собою стены Фемискиры.

Ворота были заперты; перед ними стояла амазонка-стражница. Кожаный шлем, короткий хитон, небольшой щит формы луны на ущербе и двулезвийный топор. Она спросила пришельцев о цели их прибытия; Геракл ей изложил дело, прибавив, что они согласны выслужить требуемый пояс. Амазонка удалилась.

-- Сразиться готов я с какой угодно силой, -- сказал Геракл Фесею по ее уходе, -- мне не будет страшно; но против чар пояса действительны только другие чары, а ими располагаешь ты, а не я.

Амазонка вернулась с известием, что царица приглашает Геракла и его славную дружину на веселый пир.

-- Общая свадьба! -- шепнул Геракл своим. -- Держаться вместе, товарищи, не то мы погибли.

На площади перед дворцом Ипполиты были расставлены столы; во главе одного сидела Ипполита, во главе другого -- Антиопа. Она побледнела, узнав Фесея; последнему удалось незаметно шепнуть ей несколько слов. После пира царица пригласила эллинов остаться у них в Фемискире; но Геракл просил разрешить им вернуться на эту ночь к своему кораблю для принесения благодарственной жертвы Посидону за счастливое плавание. Все эллины покинули город -- кроме Фесея, неизвестно как и куда исчезнувшего.

Наступила ночь, темная, холодная; воины роптали, что Геракл заставил их провести ее у корабля. Пришло утро -- и пришел Фесей: заветный пояс был у него в руках. Но вскоре затем пришла и вооруженная рать амазонок и начался жаркий бой. На стороне амазонок было огромное численное превосходство; но после потери волшебного пояса оно перестало быть опасным для эллинов. Много их пало, в том числе и их царица; некоторые попали в плен, в том числе и Антиопа -- нечего говорить, что она была присуждена Фесею. Амазонское царство продолжалось в Фемискире, но опасность его распространения была предотвращена.