Ликург

Греческая богиня Фетида Греческий бог Гефест Греческая богиня Геката

Ликург – законодатель в древней Спарте. Считается, что именно он создал Спартанское государство, придумал законы, по которым спартанцы жили многие века. Спарта была государством, которое не знало смут и гражданских распрей. Усилиями Ликурга был создан идеальный полис. По крайней мере так утверждали древние писатели, жившие на несколько веков позже Ликурга. Однако, доказательств этим утверждениям они привести не могли.

Большинство современных учёных считают Ликурга легендарной личностью. Однако, в Спарте существовал удивительный государственный строй, и кто-то должен был его придумать.

Согласно Плутарху и другим древним авторам, время жизни Ликурга приходится примерно на первую половину VII в. до н. э.

Основавшие Спартанское государство дорийцы пришли сюда как завоеватели и, чтобы удерживать в повиновении порабощённое ими местное ахейское население, нуждались в ускоренном создании необходимых для этого учреждений.

Считается, что Ликург относился к царскому роду. Это было время смут и беззаконий. Цари боролись между собой за власть.  Одних царей народ ненавидел за жестокость, над другими смеялся за их слабость. Нередко вспыхивали народные восстания, часто дело доходило до открытых уличных столкновений.

В одной из таких стычек убили царя Спарту, который был отцом Ликурга. Власть перешла к старшему сыну Полидевку, брату Ликурга. Полидевк скоро тоже скончался. Ликург утвердил на троне сына Полидевка, только что родившегося младенца, а сам отправился путешествовать, и в каждой стране он изучал её государственное устройство, её законы, образ жизни людей. Ликург мечтал, вернувшись на родину, полностью изменить строй своей общины и установить такие законы, которые навсегда прекратили бы вражду между спартанцами.

Вернулся в Спарту Ликург с уже продуманными законами для её переустройства. Он привёз в Спарту три бесценные вещи:

  • Разумное государственное устройство;
  • продуманные законы;
  • поэмы Гомера.

Свои предложения он обосновывал ссылками на предсказания Дельфийского оракула. В те времена ни одно важное для всего государства решение не принималось без обращения за советом к жрецам бога Аполлона Дельфийского. Жрица-прорицательница (пифия) передавала обращающимся за советом предсказания, которые ей якобы сообщало само божество. Пифия назвала Ликурга «боголюбезным» и сказала, что Аполлон обещает дать Спарте самые лучшие законы.

Не так просто было воплотить законы в жизнь. Установление новых порядков, видимо, вызывало недовольство и сопротивление части богатых и знатных граждан. Пришлось применить и силу.

Как рассказывает Плутарх, Ликург приказал тридцати верным друзьям друзьям вооружиться и выйти на площадь, чтобы запугать врагов и заставить всех подчиниться новым законам. Однажды противники законодателя окружили его и, злобно крича, забросали камнями. Ликург бежал, но один из преследователей выбил ему палкой глаз.

Ликурга постановил, что править Спартой будут сразу два царя, принадлежащие враждующим родам. Поскольку оба они находились у власти, это исключало смуту, связанную с борьбой за власть. Теперь главным уделом царей стало не доказывать свою родовитость и права на трон, а разумно командовать во время войны, проявлять личное мужество. Но цари обладали всей полнотой власти только во время военных походов, в обычной жизни они подчинялись решениям герусии.

Появление герусии тоже приписывают Ликургу. Это совет из тридцати старейшин (геронтов), обсуждавших и решавших все дела. В числе этих тридцати были два царя, и 28 человек не моложе 60 лет, избиравшиеся народным собранием граждан (апеллой).

Апелла первоначально, видимо, имела большую силу и решала все важнейшие вопросы в жизни общины. Со временем власть в государстве перешла в руки эфоров, которые осуществляли судебные и контрольные функции.

Народное собрание (апелла) проводилось ежемесячно. В нём могли участвовать все полноправные боеспособные  граждане, достигшие тридцати лет. Апелла имела право только принимать или отвергать решения герусии. Законодательной инициативой она не обладала.

Собрания проводились на ничем не украшенной площади под открытым небом. Апелла избирала геронтов и других должностных лиц.  Цари и геронты выступали с краткими сообщениями и предложениями, мнения у собравшихся не спрашивали. Ликург не хотел, чтобы апелла превратилась в базар, как в Древних Афинах, где мог выступить каждый гражданин, даже самый неумный, и требовать принятия своих решений. Задачей граждан Спарты было либо принимать, либо отвергать предложения, подготовленные герусией и царями.

Спартиаты стояли под палящим солнцем. Своё мнение они выражали с помощью крика. Проходило то предложение, за которое кричали громче. В случае неблагоприятного решения герусия имела право распустить апеллу. Считается, что данное правило вошло в действие уже после смерти Ликурга под влиянием аристократии.

В VIII в. до н. э. в Спарте, как и в других греческих полисах, возникла острая нехватка земли. Чтобы обеспечить себя земельными участками, спартиаты завоевали плодородные земли соседней области Мессении, а её жителей обратили в рабство. Завоёванная земля и порабощённое население были объявлены собственностью всех граждан Спарты.

Чтобы добиться согласия и мира, Ликург решил навсегда искоренить богатство и бедность в государстве. Всю землю, которой владела община, он поделил на примерно равные участки (клеры). Получилось 9 тыс. участков – по числу семей.

Полученную землю нельзя было ни продавать, ни дарить. Обрабатывали её обращённые же в рабов (илотов) жители Лаконики и Мессении. Они оставалось жить там, где жили и их предки, вели самостоятельное хозяйство, имели имущество и семью. Своим хозяевам они платили подать (апофору), оставшейся же частью продуктов могли распоряжаться по своему усмотрению.

Ремеслом в Спарте занимались периэки. Периэки были свободными людьми, но не входили в число полноправных граждан.

Полноправные граждане или спартиаты всякий труд, кроме военного дела, считали для себя позорным. Земельный участок должен был обеспечить каждую семью спартиатов ячменной мукой и растительным маслом. Получив возможность жить за счёт труда илотов, они превратились в воинов-профессионалов. Вся их повседневная жизнь стала постоянной и изнурительной подготовкой к войне.

Главную угрозу спартанскому государству Ликург видел в социальном неравенстве. Были уничтожены все признаки роскоши и неравенства. Вместо золотых и серебряных монет использовались железные. Их изготавливали из железа, которое перед этим раскаленным опускали в уксус. Металл становился мягким, негодным для приготовления чего-либо, что можно было пустить в товарный оборот. Деньги оказались громоздкими, малоценными и очень тяжелыми, так что для небольшой суммы требовалась целая повозка. Воровать, брать взятки или грабить в Спарте практически прекратили.

На эти деньги можно было купить только то, что производилось в самой Спарте, периэкам же было строжайше запрещено производить предметы роскоши, разрешалось изготовлять только простую посуду и одежду, оружие для спартиатов.

Для граждан спартиатов Ликург запретил ремесла, что фактически ликвидировало возможность сосредоточения каких-то ценностей в руках отдельных граждан.

Все спартанцы, от царя до простого гражданина, должны были жить в совершенно одинаковых условиях.

Был и целый ряд других нововведений, приписываемых Ликургу, которые на века определили образ жизни спартиатов.

Плутарх считал, что Ликург запретил спартанцам иметь писаные законы. Они формулировались в виде кратких изречений и заучивались наизусть.

Когда Ликург завершил реформы, он отправился к Дельфийскому оракулу за оценкой своих действий. Он добился у своих сограждан обещания ничего не менять до своего возвращения из Дельф.

Ликург получил у Дельфийского оракула полное одобрение. Законодатель решил не возвращаться в Спарту, ведь возвращение освободит жителей от клятвы ничего не менять в его установлениях. Ликург отказался принимать пищу и умер от голода. Он боялся, что его останки вернутся в Спарту и спартанцы смогут считать себя свободными от клятвы. Поэтому реформатор перед смертью распорядился сжечь свой труп и бросить пепел в море.

Законы Ликурга оставались неизменными пять веков подряд. Они обеспечивали силу и устойчивость спартанского государства и общества. Только в конце V в. до н. э. в Спарту постепенно – с золотом и серебром – проникли корысть и имущественное неравенство. Законы Ликурга стали утрачивать свою силу.