Мысли о Римской Британии

Вот, говорят, каким благом для разных народов было их завоевание римлянами в начале нашей эры. Варварские народы приобщились к цивилизации и культуре, которые тогда достигли неизмеримо более высокого уровня. Повсюду в завоеванных странах римляне строили дороги, крепости, которые уже после их ухода служили ещё долгие века. Взять хотя бы римский Лондинум с его защитной стеной, под охраной которой долгие века развивался Лондон. Римляне делились своими знаниями, на основе латинского появились большинство современных европейских языков. В общем, сплошное благо. И как-то забывается, сколько восстаний народы завоеванных территорий поднимали против своих поработителей.

Дураки? Не понимали своего счастья. Но если почитать поподробнее о причинах восстаний, открывается другая сторона медали.

Ярким событием в истории Британии было восстание против римлян под руководством Боудикки.

Боудикка была женой Прасутага, правителя зависимого от Рима королевства Исень на востоке Англии. После завоевания римлянами этих земель, Прасутагу оставили власть при  условии, что королевство отойдет под власть римлян после смерти ныне здравствующего правителя. Прасутаг же хотел после своей смерти хоть как-то обеспечить жену и дочерей, и завещал половину королевства им, а половину Риму.  Но римский прокуратор немедленно захватил все королевство, а вдову покойного Боудикку, которая попыталась протестовать, приказал высечь плетьми как рабыню и изнасиловал ее девственниц-дочерей.

И это цивилизованный Рим! С его высокой культурой!

А варварскую Британию этот «цивилизованный» поступок глубоко возмутил. Я думаю, если бы просто, согласно первоначальной договоренности, римский прокуратор вступил бы во владение королевством, восстания бы не было. Но высечь плетьми королеву, только что потерявшую мужа? Изнасиловать невинных и чистых девушек – её дочерей? На восстание сначала поднялись жители Исени, а затем и всей Британии.

Надеялись ли они не победу? Едва ли…

Но и стерпеть такое не могли.

Восстание было подавлено. Не желая попасть в руки врагов, Боудикка приняла яд.

Много веков спустя она стала популярна в Англии. Её стали считать символом Британской империи, возводили памятники. Один из таких памятников является интересной достопримечательностью Лондона.

Вот такой получился парадокс. Женщина, пострадавшая в борьбе с одной величайшей империей мира, стала символом другой.