Гомер

Богиня Метида Муза Мнемосина Мойры

бюст Гомера в Лувре Марки с изображением бобра

Гомер — легендарный древнегреческий поэт-сказитель, создатель эпических поэм «Илиады» и «Одиссеи». Обе поэмы основаны на сказаниях, мифах о Троянской войне, которая является одним из ярких эпизодов в истории Древней Греции. Ясно, однако, что «Илиада» и «Одиссея» были созданы значительно позже описываемых в них событий, но раньше VI века до н. э., когда достоверно зафиксировано их существование. Хронологический период, в котором локализует жизнь Гомера современная наука, — приблизительно VIII век до н. э. По словам Геродота, Гомер жил за 400 лет до него. Примерно половина найденных древнегреческих литературных папирусов — отрывки из Гомера.

Биография Гомера

О жизни и личности Гомера достоверно ничего не известно. Жил он бродячим бедняком, зарабатывая на жизнь пением песен. Место рождения Гомера неизвестно. За право называться его родиной в античной традиции спорили семь городов: Родос, Аргос, Афины, Смирна, Хиос, Колофон, Саламин. Эти семь спорили всего упорней; но и другие города считали себя родиной Гомера — даже Рим и Вавилон.

Семь спорят городов о дедушке Гомере —

В них милостыню он просил у каждой двери.

(Английская эпиграмма)

По античной традиции было принято представлять Гомера слепым странствующим певцом-аэдом.  Почему слепым? Ведь достоверно об этом факте ничего не известно. Его считали слепым, следуя традициям периода античности. В то время многие знаменитые прорицатели и поэты были лишены зрения, и греки видели в этом некую взаимосвязь.

Кто такие певцы-аэды, к числу которых принадлежал и Гомер? Аэды передавали свои песни из рода в род, дополняли или изменяли древние песни, слагали новые по их образцу. Для песен поколения аэдов выработали мерный длинный стих — гекзаметр, поэтический язык, богатый старинными оборотами и словами, набор готовых выражений для описания часто повторяющихся действий. Очень похожи были такие песни на наши былины. Как былины они были и длиной: на час пения или около того, чтобы слушатели не заскучали. Если нужно, певец всегда мог и растянуть, и сжать свой рассказ — например добавить подробностей, — как герой, вооружаясь к бою, надевает сперва поножи, потом панцирь, потом шлем, берет меч, потом копье, потом щит, и от какого предка достался ему этот меч, и какой мастер изготовил этот щит.

Гомер впервые вместо коротких песен создал две большие поэмы-эпопеи: «Илиаду» о Троянской войне и «Одиссею» о возвратных странствиях героя.

«Илиада» и «Одиссея» — очень длинные поэмы, по триста с лишним страниц. Перейти от сочинения небольших былин к сочинению длинных связных эпопей непросто. Тут можно было пойти двумя путями. Один более легкий: эпизоды можно было излагать подряд, состыковывая конец одного с началом другого, от самого похищения Елены и до возвращения всех героев. Другой путь более трудный: можно было взять какой-нибудь один эпизод и, расширяя его подробностями, вместить в него все, что было поэтически интересного во всей Троянской войне.

И Гомер выбрал трудный путь. Для каждой поэмы он выбрал только по одному эпизоду из десятилетней войны и десятилетних странствий. В «Илиаде» это гнев Ахилла на Агамемнона и его жестокие последствия: гибель Патрокла и месть Ахилла Гектору. Все остальные эпизоды Троянской войны вмещены в попутные упоминания в речах действующих лиц. В «Одиссее» это последние два перехода в плаванье героя: от острова Калипсо до острова феаков и от острова феаков до родной Итаки, а там — встреча с сыном, расправа с женихами Пенелопы и примирение. Все предшествующие эпизоды скитаний Одиссея вмещены в его рассказ о себе на пиру у феаков. А за всем этим — то в пространном описании, то в ходе рассказа, то в беглом сравнении — проходит целая энциклопедия картин народной жизни — труд кузнеца и пахаря, народное собрание и суд, сражение и дом, утварь и оружие, состязания атлетов и детские игры.

В науке в середине XIX века господствовало мнение, что «Илиада» и «Одиссея» неисторичны. Однако раскопки Генриха Шлимана в Микенах и на холме Гиссарлык показали, что это неверно. Позднее были открыты египетские и хеттские документы, в которых обнаруживаются определенные параллели с событиями легендарной Троянской войны.

У древних греков «Илиада» и «Одиссея» считались символом справедливости, мудрости и духовности. По ним греческие дети учились читать, люди исполняли их на праздниках, начинали и завершали ими процесс обучения. Влияние гомеровских поэм «Илиада» и «Одиссея» на древних греков сопоставляют с Библией — для евреев.

Именно эти поэмы Гомеру принесли всемирную известность. Ещё в III веке до н.э. начали переводить знаменитые поэмы — римский поэт Ливий Андроник сделал перевод «Одиссеи» на латынь. В XV веке впервые появился перевод на итальянский, а в XVIII веке — на немецкий? английский и русский языки.

Гомеру также приписывают помимо «Илиады» и «Одиссеи» авторство так называемых «гомеровых гимнов», комическую поэму «Маргит». Однако, они не вошли в его литературное наследие, как и многие другие произведения, причисляемые ему.

Смерть Гомера настала на острове Иос архипелага Киклады.

Поединок Гомера с Гесиодом

Существует предание о поэтическом поединке Гомера с Гесиодом, описанное в сочинении «Состязание Гомера и Гесиода», созданном не позднее III в. до н. э. Якобы на острове Эвбея на играх в честь погибшего Амфидема поэты встретились и читали каждый свои лучшие стихи. Чем же закончился этот поединок? В этом интрига.

Вот таким дошло до нас описание этого состязания:

Зачинщиком состязания был Гесиод. Чтоб легче одержать победу, он вызвал Гомера на сочинение стихов не героических, а поучительных:

 

О песнопевец Гомер, осененный мудростью свыше,

Молви, какая на свете для смертных лучшая доля?

 

Ответ Гомера был мрачный:

 

Лучшая доля для смертных — совсем на свет не родиться,

А для того, кто рожден, — скорей отойти к преисподним.

 

Гесиод спросил снова:

 

Молви, прошу, еще об одном, Гомер богоравный:

Есть ли для смертных для нас какая на свете услада?

 

Ответ Гомера был бодрый:

 

Лучшее в жизни — за полным столом, в блаженстве и в мире

Звонкие чаши вздымать и слушать веселые песни.

 

Гесиод сократил вопрос с двух стихов до одного:

 

Молви в коротких словах, чего нам молить у бессмертных?

 

Гомер сделал то же самое:

 

Сильного тела и бодрого духа: не в этом ли счастье?

 

Гесиод ухватился за последнее слово:

 

Что же у нас, кратковечных людей, называется счастьем?

 

Гомер ответил:

 

Жизнь без невзгод, услады без боли и смерть без страданий.

 

Увидев, что Гомер слагает поучительные стихи не хуже, чем он, Гесиод решил одолеть соперника хитростью. Он стал запевать загадочные или прямо бессмысленные строки, а Гомер должен был их подхватывать и на ходу распутывать все непонятности. Гесиод начал:

 

Спой нам песню, о Муза, но спой не обычную песню:

Не говори в ней о том, что бывало, что есть и что будет.

 

Гомер тотчас откликнулся:

 

Истинно так: никогда не помчатся в бегу колесничном

Смертные люди, справляя помин по бессмертному Зевсу.

 

Гесиод начал описание какого-то странного пира:

 

Сели они, чтобы вволю поесть коней быстроногих…

 

Гомер подхватил:

 

…коней быстроногих Мирно пустили пастись: довольно они воевали.

 

Гесиод продолжал:

 

Так пировали они целый день, ничего не вкушая…

 

Гомер подхватил:

 

…ничего не вкушая Из своего добра: но все им давал Агамемнон.

 

Гесиод продолжал:

 

После свершили они возлиянья и выпили море…

 

Гомер и тут вышел из положения:

 

…море Стали они бороздить на своем корабле крутобоком.

 

Тогда Гесиод увидел, что Гомера не возьмешь и на загадках. Оставалось одно: чтобы каждый спел перед судьями тот отрывок своей поэмы, который он считает лучшим. Гомер запел о битве:

 

Щит со щитом, шишак с шишаком, человек с человеком

Тесно смыкался; касалися светлыми бляхами шлемы,

Зыблясь на воинах: так аргивяне, сгустяся, стояли;

Копья змеилися, грозно колеблемы храбрых руками;

Прямо они на троян устремляясь, пылали сразиться…

Грозно кругом зачернелося ратное поле от копий,

Длинных, убийственных, частых, как лес; ослеплялися очи

Медным сияньем от выпуклых шлемов, безмерно сверкавших,

Панцирей, вновь уясненных, и круглых щитов лучезарных

Воинов, к бою сходящихся…

 

А Гесиод запел о посеве:

 

Вечным законом бессмертных положено людям трудиться:

Делай, что я говорю, за работой работу свершая!

Лишь на востоке начнут восходить семизвездьем Плеяды,

Жать поспешай; а начнут заходить — за посев принимайся.

Влажная почва ль, сухая ль — паши, передышки не зная,

С ранней вставая зарею, чтоб пышная выросла нива.

Семя землею засыпь. Для смертных порядок и точность

В жизни полезней всего, а вреднее всего беспорядок.

Склонятся так до земли наливные колосья на ниве —

Только бы добрый исход пожелал даровать Олимпиец!…

 

Народ рукоплескал Гомеру. Однако судьи, посовещавшись, объявили: «Победитель — Гесиод». Почему? «Потому что Гомер воспевает войну, а Гесиод — мирный труд, Гомер учит убийству и разрушению, Гесиод — созиданию и справедливости. Кто же достойней?» С этим всем пришлось согласиться. Награду получил Гесиод.