Главная II 20170308
20170308

Выращивание тюльпанов Василек Интересные факты Цветок Вероника выращивание Виноград Полезные свойства Вишня Полезнве свойства Хионодокса выращивание Хризантема Посадка и уход Биография Пушкина Апельсины Интересные факты Арбуз Интересаные факты Выращивание астильбы Бананы Интересные факты Бархатцы Выращивание Безвременник Выращивание Брусника Интересные факты

Продолжаем записи.

Содержание

1. Сам дневник

2. Подготовка к весне

3.Рассказы о растениях

4. Запоминаем интересные факты

5. Изучаем растения

6.Читаем книги

6.1 Ветка сакуры

6.2 Корни дуба

6.3 Ежевичное вино

7. Мои истории

Сам дневник

Теперь о событиях первой половины апреля. В самом начале апреля Володя идет в отпуск. Официально это с 3-го апреля, но фактически получается с 1-го. В понедельник 3-го нам надо было обязательно присутствовать в Ярославле ради небольшого, но очень важного дела, поэтому решили на два дня в деревню не ездить.

Первый день весны и первый день отпуска мы отпраздновали прогулкой по Ярославлю. Погода прекрасная. Побродили по монастырю, сходили на Стрелку, Советскую площадь, к Николушке и Рождеству. Фото выложу в основном на желтом сайте.

Когда уже шли по Первомайскому бульвару к Красной площади, чтобы там сесть на маршрутку домой, почувствовала неладное. Меня бьют экстрасенсы Мудреца! Это их почерк.

С Мудрецом после испорченного ДР я так по-настоящему и не помирилась. Общались, обменивались колкостями, но той гармонии и нежности не было и помине. А он привык получать от женщины всё, что он хочет, и когда он хочет. Он не раз намекал, что мне пора бы измениться, всё забыть и вернуться к прежним отношениям. А я не находила в себе желания для этого.

И вот удары. Не хочешь добром, буду добиваться злом. По дороге домой купили алкоголь. Надо ли говорить, что вечером я была пьяна вдрызг.

На следующий день ездили закупать всё для ремонта. Основными покупками были ламинат, плитка в ванну и пластиковые панели.

В понедельник были уже в деревне.

Ты спрашивал, Саш, почему мы придумали отпуск в апреле, и я обещала написать об этом подробно в дневнике. Выполняю своё обещание.

Причин было три. Если расположить их в порядке важности для меня, то первой окажется причина, о которой Володя ничего не знает.

Приближается летний сезон. Овчарка хочет взять реванш за свои прежние неудачи и погубить мой сад. Он начал делать это для того, чтобы поставить меня на колени, поскольку понял, как я люблю свой сад. За столько лет я уже готова ко всему, и даже гибелью сада он едва ли меня сломает. Он это понимает. Но неудачи разжигают Его самолюбие и желание добиться своего. Теперь погубить сад стало делом принципа.

Всю зиму его экстрасенсы-садисты внушали деревьям мысль о том, что они абсолютно не важны для меня. Это не ново, это делается давно. Но весной будет что-то новенькое. Первый этап воздействий не опасен для человека и животных, но очень опасен для растений. Я не поняла принципа воздействий. Но когда я закрываю глаза и запрашиваю информацию о том, что будет с растениями, то вижу картинку сада, и вот она начинает медленно крениться то в одну сторону, то в другую, при этом сильно искажаются биополя растений, разрывается в клочья энергетика сада.

Я спрашиваю сущностей, они запрашивают ещё кого-то, и картинка постепенно проясняется. Они собираются сделать это очень быстро, к середине лета с садом будет уже покончено. А первые отчетливые признаки беды должны проявиться с началом вегетации сада.

В апреле будут происходить подготовительные работы, а с началом весенних работ в саду начнется самое страшное.

Как справиться с этой напастью? Опять мне поступил целый ряд советов. Главное, быть как можно больше с садом, заниматься им, разговаривать с растениями. Именно мое присутствие поможет им устоять, и начать это нужно уже в апреле, когда растения начнут готовить к убийству. Я никогда не оставляла Володю в апреле одного в Ярославле, а тут на счастье подвернулся отпуск.

Вторая причина апрельского отпуска – оформление наследства. 12 апреля исполняется полгода со дня смерти свекрови, и это очень накладно, постоянно Володе отпрашиваться для этих дел. Удобнее взять отпуск.

Третья причина – нужно закончить ремонт в маминой квартире. Дела ещё много, а мы устали от постоянных ремонтов и разрухи.

На следующий день ездили в райцентр к нотариусу, открыли наследственное дело. Стали собирать необходимые документы, оказалось, что земельный участок вокруг дома находится в собственности свекрови, а вот дом никак не оформлен, его как бы и нет. Нужно сначала через суд установить, что дом действительно принадлежал свекрови, сделать его технический и кадастровый паспорт, и только тогда унаследовать и пройти государственную регистрацию. Нотариус считает, что сначала нужно унаследовать землю, без этого в суд идти не с чем.

Собрали все необходимые документы, передали их нотариусу, теперь можно расслабиться и ждать её звонка.

Брату Василию тоже необходимо обратиться к нотариусу и определиться, как он хочет поступить с наследством. Собственно, разговор с ним уже был, он дом не хочет, а хочет деньги. О сумме компенсации за его половину наследства мы договорились, но на данный момент у нас всей суммы нет.

Василий у нотариуса написал полный отказ от наследства. Договорились, что он приедет к нам на пасху и мы отдадим ему всё, что смогли собрать. Остальное – позже.

Володя продолжил ремонт в большой комнате, я освежила водоэмульсионкой потолок в кухне, покрытый плиткой. В основном же я проводила время вокруг деревянного дома, общалась с просыпающимся садом и наконец-то смогла сделать уборку в доме. Я вымыла там всё, что можно вымыть. Перебрала разные моющие средства, но запах мышей, пусть совсем слабый, так и остался. Перед пасхой я повторила уборку, но перестали мы чувствовать этот запах только в мае.

И вот когда я в первый раз вымыла дом, мне пришла информация, что поднялись и вибрации дома, и вибрации всего сада. Да я и сама это почувствовала. Способствовали этому и другие мои действия. Я каждый день жгла в саду костер для очистки его территории от зла. С той стороны сада, которая первой принимала воздействия из-за реки, я постоянно выцарапывала на заборе защитные руны. Будничное волшебство, бытовая алхимия…

Сущности говорили мне, что на таком уровне вибраций эти жесткие воздействия будут уже не так страшны саду. Это немного успокоило.

Мудреца я всё это время игнорировала. Иногда чувствовала его жалобные стоны, что он по мне очень скучает, но считала их притворством и не обращала на них внимания.

Пришла новая беда от Овчарки. Пока я была достаточно хорошенькой, и Он видел это, Он никогда не трогал мои отношения с мужем, считая, что если доведет нас до развода, то у меня появится быстро кто-то другой, и я с этим кем-то так смогу законспирироваться, что отыскать меня будет трудно.

А ведь моя полнота – это плод воздействий Его экстрасенсов. Когда я удивлялась, неужели Ему нравятся полные женщины, Он отвечал, что нет. Но сначала нужно добиться своего, а для этого я нужна Ему толстая, не интересная и не уважающая себя. А потом легко будет вернуть меня к меньшим объёмам.

Я всегда старалась, чтобы Он не увидел меня сверху. Если сущности предупреждали меня, что Он будет смотреть, я тут же убегала под крышу. А Ему подчеркивала, что я болею от злоупотребления алкоголем и полнею катастрофически. Я хотела этим отбить Его желания, а Он решил, что, если муж меня бросит, мне уже будет никого не найти. Поэтому можно бы ускорить этот процесс.

У нас начались проблемы с мужем. Мы заводились друг на друга на ровном месте. Если раньше каждый старался уступить другому, то теперь никто не хотел уступать. Два дня продолжались отношения, совершенно для нас непривычные, и вымотали нас обоих страшно. Когда к вечеру второго дня я посмотрела на мужа, я ужаснулась. Он осунулся, лицо покрылось какими-то пятнами. Но в ответ я встретила отчужденный взгляд.

Ночью отчаяние просто накрыло меня. Что делать? Как выйти из этого? Я в себе не чувствую сил! Душа моя рвалась куда-то, билась, как птица в клетке, каждый раз болезненно ударяясь о стену. Вдруг она нашла лазейку и куда-то покатилась. Я за ней, и обнаружила её уютно свернувшейся калачиком на груди у Мудреца, блаженно зажмурившей глаза. Я обессиленно прикорнула рядом.

Он почувствовал нас и прошептал нежно мне в ухо: «Сколько я ждал тебя, сколько молил тебя прийти, сколько берёг себя для тебя, а ты пришла после того, как я имел любовь с другой женщиной, и теперь ничего не могу тебе дать».

— Блин, я не за этим пришла!

— А зачем?

— Да отчаяние меня пригнало!

— Ну, давай, я тебя успокою.

И он накрыл меня своим нежным полем, как тёплым одеялом, напитывал, старался залечить раны, восстановить энергетику.

— Хочешь, я расскажу тебе, что за женщина у меня была?

— Нет!

Но потом за довольно долгое время контакта мы поговорили о многом и об этом тоже. Примирение было полным. Умиротворенная, я уснула.

Утром ситуация с мужем изменилась, поскольку изменилась я. Я обняла его, поцеловала, и предложила бросить все дела и поехать гулять в Углич. Он согласился.

Прогулка была чудесной. Мы прошлись по всем достопримечательностям Углича. Фотографии появятся в желтом и зеленом сайтах. Хотя, может, частично и здесь.

За те страшные два дня мы с Володей как будто получили прививку от подобных воздействий, и больше экстрасенсы Овчарки в подобное состояние привести нас не могли.

 

Фотографии для этого раздела.

Барбарис.

Борец клобучковый.

Достопримечательности Лондона. Букингемский дворец. Интерьер.

Вербейник клетровидный.

Дерен белый Argenteomarginata.

В этих бочках сделанных из древесины белого дуба, выдерживаются лучшие сорта текилы.

Ещё одна достопримечательность Англии, расположенная в Лондоне. Церковь Сент-Мэри-ле-Боу.

Фото Англии. Тауэр в Лондоне.

А это фото Испании. Мадрид. Достопримечательности Мадрида. Королевский дворец в Мадриде.

Деймос — в древнегреческой мифологии один из сыновей Ареса и Афродиты, персонификация ужаса. Он, его брат Фобос, богиня раздора Эрида и богиня Энио сопровождают Ареса в битвах.

 

 

 

 

Подготовка к весне

Дыня Интересные факты Дороникум выращивание Гербера Интересные факты Горох Интересные факты Эшшольция Посадка и уход Гвоздика Интересные факты Выращивание хосты Капуста Посадка и уход Картошка Интересные факты Кукуруза Интересные факты

Вот та фраза, которой я начала этот раздел в предыдущем выпуске, актуальна и сейчас. Дубы из желудей по-прежнему не движутся. Перец продолжает стоять на одном месте. Помидоры и гвоздика-травянка подрастают, но медленно. Хорошо растет давно посеянная рудбекия однолетняя. Петуния и лобелии взошли. Петуния где как. Какие-то сорта хорошо, то есть по нескольку (меньше десяти) растений из десяти семян, а где-то и два-три растения.

Посеяла всё, что нужно, чтобы взошло срочнее. Это пиретрум, лихнис, два сорта агератума, лён декоративный, бархатцы тонколистные, канны, три сорта гелиотропа, сальвия Рио, декоративная тыква.

Почему желтеют листья чеснока весной? Почва имеет низкие температуры на фоне затяжных похолоданий, и питание плохо усваивается растениями. Подкормки, внесенные ранее, размываются осадками. Скорее всего, нужно порыхлить и подкормить.

Для экстренной подкормки подходят минеральные удобрения: мочевина, аммиачная селитра, которые растворяют в воде и поливают чеснок по листьям (1 ст. ложка на 10 литров воды).

Отлично помогают настои крапивы, одуванчика и другой травы.

Настои коровяка, помета птиц и другой органики также хорошо восстанавливают зеленый рост листьев.

Поможет также аптечный раствор аммиака (нашатырного спирта). Он положительно влияет на фотосинтез листьев и является профилактикой от луковой мухи и грибковых болезней. Берут две полные столовые ложки раствора аммиака и разводят в 8-10 л воды. Подкормки делают в часы, когда солнца нет, чтобы растения не получили ожогов.

Прочитала интересные советы:

  • Если на грядках появились муравьи, посыпьте землю сухой горчицей и больше на вашем огороде никаких насекомых не будет.
  • Чтобы лук не заболел гнилью, а также во избежание появлений луковых мух и прочих вредителей, перед посадкой перемешайте его с древесной золой, а затем немного насыпьте в каждую лунку.

Гипнос — в мифах Древней Греции бог сна, сын Никты и Эреба. Брат Керы, Танатоса, мойр, Немезиды, Эриды, Харона и других детей Нюкты. По Гесиоду, Гипнос живёт на краю мира, и на него никогда не взирает Солнце-Гелиос. У Гомера он обитает на острове Лемнос, выступает как вестник Зевса. Гера замыслив козни против Зевса, уговаривала Гипноса усыпить его. Овидий в «Метаморфозах» описывает пещеру в Киммерийской земле, где обитает Гипнос.

Дети Пушкина в 1841 году. Гриша, Маша, Наташа, Саша. Михайловское. Рисунок Натальи Ивановны Фризенгоф, подруги Натальи Николаевны Пушкиной.

Популярные сорта картофеля. Гала.

Города Японии. Вечерний Токио.

Цветение сакуры в Японии.

Гора Фудзияма в Японии. Цветы первого плана похожи на флоксы.

Из ярких достопримечательностей Япониизамок Осака. Этот замок Японии находится в городе Осака на острове Хонсю.

Фото Италии. Гора Луссари.

Вот так свободно цветет на обочине дороги гортензия в Бразилии.

Фото Греции.

 

 

Рассказы о растениях

Купальница Интересные факты Ландыши Интересные факты Лилия Выращивание Лимон Интересные факты Лишайники Интересные факты Интересные факты о луке Мак Интересные факты Мандарины Интересные факты Мать-и-мечеха Полезные свойства Маттиола Посадка и уход

Здесь будут отрывки из книги Наталии Алексеевны Алешиной

 

Головная боль. Лечение и профилактика традиционными и нетрадиционными методами.

Публикуется та часть книги, которая посвящена лечению головной боли травами.

Фитотерапия – древнейший метод лечения головной боли растениями

Общие правила использования трав и растительных сборов

Традиция траволечения является одной из самых давних. На протяжении тысячелетий народные лекари стремились постичь тайны целительной силы растений. Накопленный ими опыт передавался из поколения в поколение, дойдя до нашего времени. Сегодня фитотерапия – один из самых популярных методов, признаваемый как народной, так и традиционной медициной.

Поскольку действенность и целебность растений зависят от содержащихся в них в них биологически активных веществ, то при приготовлении лекарственного средства в домашних условиях следует учитывать, что многие из них легко разрушаются, поэтому важно соблюдать правила, которые исключат потерю растениями целебных качеств.

Приступая к фитотрапии, следует помнить о некоторых правилах:

1. Начинать лечение с использованием трав необходимо только после точного установления диагноза заболевания, то есть тщательного и всестороннего обследования у лечащего врача.

2. Желательно проконсультироваться с фитотерапевтом, поскольку у растений имеются противопоказания, также следует помнить о совместимости растений.

3. Необходимо заняться самообразованием: узнать как можно больше о назначенных врачом лекарственных растениях, фармакологическом эффекте и суммарном влиянии фитосредств на те или иные патологические процессы.

4. Отсутствие 1–2 фитокомпонентов может понизить терапевтический эффект сбора, поэтому желательно составлять травяные смеси в строгом соответствии с рецептом.

5. В отличие от медикаментозного лечения фитотерапия требует довольно продолжительных курсов. Чтобы не допустить привыкания, следует делать перерыв на 1–2 недели, после чего лечение можно продолжить. Сбор можно также заменить травами с аналогичным действием.

6. При сильных болях и в период обострения болезни допустим прием повышенных доз по сравнению с периодом ремиссии или профилактическим курсом.

7. В сборы, обладающие болеутоляющим действием, полезно включать растения с высоким содержанием витаминов и минеральных солей, а также травы, которые помогают регулировать деятельность кишечника.

8. В период лечения травами нужно организовать нормальный режим труда и отдыха, желательно также отказаться от употребления алкоголя и курения (курильщику требуется в 5 раз больше витамина С, чем некурящим). Кроме того, очень полезно заниматься лечебной физкультурой.

По данным Всемирной организации здравоохранения, использовать для лечения растительные препараты (в том числе приготовленные в домашних условиях) предпочитают почти 80 % населения нашей планеты.

Использование лекарственных форм

В домашних условиях для приготовления целебных средств можно применять свежесорванные лекарственные растения, но чаще всего трава, листья, кора, цветки и соцветия, почки и семена, ягоды и плоды, луковицы, корни, клубни и корневища используются уже высушенными. Отдав содержащуюся в них воду, они сохраняют большую часть биологически активных веществ. После сушки все части растений измельчаются по отдельности и перемешиваются. Хранить сырье желательно в стеклянной или жестяной емкости либо в бумажном (картонном) пакете.

При составлении лекарственных препаратов необходимо соблюдать дозировку. Это особенно важно, если у растения существуют противопоказания, возможны побочные действия или же какие-то части используемой культуры слаботоксичны (растения, обладающие ядовитыми свойствами, в домашних условиях применять нельзя). В качестве мер веса и объема, как правило, используются обыкновенные ложки (столовая, десертная или чайная), стакан или весы. В рекомендованных рецептах отмеряемые объемные данные измельченных растительных ингредиентов (ложка, стакан) иногда нужно перевести в весовые (граммы, миллилитры или литры). Чтобы сделать это, следует помнить, что в среднем:

• 5 г измельченного травяного сырья – это 1 ч. л.;

• 10 г – 1 дес. л.;

• 15 г – 1 ст. л.;

• 20 г – 1 ст. л. с горкой;

• 200 мл воды или растительного масла – 1 граненый стакан без ободка;

• 250 мл воды – 1 граненый стакан с ободком.

Лекарственные фитоснадобья в домашних условиях готовятся по-разному. Можно использовать траву только одного вида или применить растительный сбор – смесь из высушенных или свежесобранных растений, состоящую из нескольких видов разных частей лекарственных культур, взятых в определенных пропорциях (разумеется, с учетом их сочетаемости). В сборе каждое растение измельчается по отдельности, взвешивается или отмеряется согласно рецепту в нужном количестве, после чего все травы перемешиваются.

Перед людьми, предпочитающими лечиться травами, часто возникает вопрос: что полезнее – травяной сбор или снадобье, включающее только одно растение? У фитотерапевтов единого мнения по этому поводу нет. Ясно одно: в препарате с использованием одной травы в максимальной мере представлены фармакологические свойства данной культуры. В сборах, если растения подобраны правильно, их действие более мягкое и целенаправленное. Однако в неточно составленных смесях травы нейтрализуют, а зачастую даже блокируют действие друг друга, и тогда их лечебный эффект может быть сведен к минимуму. В связи с этим при приеме сборов желательно проконсультироваться со специалистом. Кроме того, надо исходить из собственных ощущений, прислушиваясь к состоянию своего организма.

В домашних условиях для получения всех лекарственных форм растительное сырье, заготовленное самостоятельно или приобретенное в аптеке, необходимо измельчить: плоды и семена – до частиц размером 0,5 мм и менее; стебли, кору, кожистые листья – 1 мм; корни и корневища – около 3 мм; листья, травы, цветки – не более 5–7 мм. Лекарственные фитопрепараты с использованием измельченных растительных частей можно применять как наружно, так и внутрь.

При передозировке или малейшем нарушении технологии приготовления той или иной лекарственной формы с использованием растений целебное средство может превратиться в яд, поскольку многие травы содержат сильнодействующие, а зачастую и токсичные вещества.

Лекарственные формы для наружного применения

К растительным формам для наружной терапии можно отнести кашицы, пластыри, порошки, пасты, масла и мази. Также лекарственные растения можно использовать наружно, как важнейшую составную часть ванн, обертываний, компрессов, повязок, примочек, клизм и т. д. Все лечебные препараты отличаются составом ингредиентов, способом применения и степенью глубины воздействия: чем острее процесс, тем поверхностнее должна действовать выбираемая лекарственная форма. При выборе средства для внешнего применения следует учитывать их соответствие стадии заболевания и индивидуальную переносимость. В связи с этим аллергикам и людям с нежной кожей при использовании лекарственной формы в первый раз желательно провести тестирование: нанести ее на ограниченный участок кожи.

Порошки, кашицы и пасты

Способы приготовления лекарственных препаратов во многом зависят от химического состава действующих веществ, которые необходимо извлечь из растительного сырья, удобства и действенности применения домашних снадобий. Самые простые формы, которые можно приготовить из всех растений, – это порошки и кашицы. Они могут быть использованы самостоятельно или в качестве полуфабрикатов, которые потребуются для создания более сложных лекарственных форм.

Порошок – лекарственная форма из тщательно высушенных трав, листьев, корней, клубней, цветов и прочих частей растения, растертых до дисперсионного состояния. Для быстрого его приготовления допускается применение кофемолки – механической или ручной. Хранить порошок желательно в стеклянной емкости, а использовать лучше свежеприготовленным. Порошки можно употреблять внутрь, запивая небольшим количеством кипяченой воды или молоком, а также наружно для приготовления более сложных лекарственных форм – мазей, паст, масел и различных целебных напитков и растворов в виде отваров, настоев, настоек, экстрактов, чаев и т. д.

Кашица – лекарственная полужидкая форма, приготовленная из свежесорванных растений, пропущенных через мясорубку или соковыжималку. Отжав лишний сок, можно получить травяную кашицу разной степени вязкости, которую используют наружно для наложения на больные места в виде повязок, компрессов, обертываний и примочек. Кашицу часто применяют для приготовления травяных масел, мазей и паст.

При отжимании сока до предельной нормы получают жмых, который можно также использовать в лечебных целях.

Для лечения головной боли, мигрени и при головокружении народная медицина предлагает использовать наружно:

• Свежую траву спорыша, пропустив через мясорубку, накладывать на затылок – действует при головных болях как горчичник.

• Полезно при головной боли накладывать на височную, лобную и затылочную области головы компресс из листьев липы, перемолотых в кашицу.

• При головной боли, если она сосредотачивается в височной области, наложить на больные участки кашицу из чеснока. Можно также слегка втирать ее в кожу.

• На 25–30 минут прикладывать к больному участку мешочек с распаренными семенами льна.

• Свежеизмельченную траву горца перечного приложить к затылку при головной боли.

• При головокружениях помогут запаренные листья мелиссы или мяты лимонной.

 

Кашица из корневищ аира и листьев мяты

Понадобится: 50 г листьев мяты, 50 г корневища аира болотного.

Способ приготовления и применения: на мелкой терке натереть корневища аира (можно также пропустить их через мясорубку) и хорошо перемешать с измельченными в мелкий порошок листьями мяты. Полученную кашицу наложить на лобную, височную или затылочную область на 40–60 минут, перебинтовав или закрепив лейкопластырем либо повязкой.

Имбирная кашица

Понадобится: 50 г свежего имбиря, 50–70 мл воды.

Способ приготовления и применения: корень имбиря пропустить через мясорубку или тщательно натереть на очень мелкой терке, добавить охлажденную кипяченую воду, перемешать и наложить полученное средство на больные участки головы. Можно накрыть полиэтиленовой пленкой и перевязать натуральной тканью. На месте наложения имбирной кашицы образуется красное пятно, которое может чесаться и гореть. Компресс обладает раздражающим и отвлекающим действием, что приводит к прекращению головной боли.

Медово-луковый состав

 

Понадобится: 1 ст. л. меда, 2 ст. л. сока лука-порея.

Способ приготовления и применения: сок лука-порея соединить с жидким медом и тщательно перемешать. Использовать полученную кашицу для повязки, которую следует накладывать на виски и (или) затылочную область головы. При сильной боли нужно закапывать 1–2 капли медово-лукового состава для закапывания в уши и нос.

Кашица из корня женьшеня

Понадобится: 2 ст. л. измельченного корня женьшеня, 2–3 ст. л. воды.

Способ приготовления и применения: корень женьшеня измельчить, залить кипяченой водой, нагреть на водяной бане до 60–70 °C и настаивать в течение 30 минут, после чего охладить до комнатной температуры. Использовать полученную кашицу в виде компрессов или повязок, накладывая на больные участки головы.

Порошок из морской капусты при головокружении

Понадобится: 100 г морской капусты в порошке.

Способ приготовления и применения: при частых головокружениях регулярно употреблять перед обедом 1 ч. л. порошка морской капусты. Его нужно глотать не сразу, следует подержать его во рту в течение некоторого времени.

Целебные масла и мази

Научившись лечиться растениями, человек стал создавать и более сложные многокомпонентные препараты, приготовленные из лекарственных трав в сочетании с дополнительными ингредиентами. Так появились мази и лекарственные масла. При лечении разных видов головных болей их применяют главным образом наружно. В качестве травяной основы этих лекарственных форм обычно берется одно растение (моносырье), однако в некоторых рецептах допускается смесь из 2–4 растений, а при использовании травяного сбора получают масляный бальзам. Терапевтический эффект от применения тех или иных масел и мазей в значительной степени определяется травяной основой.

Травяное масло – жидкая тягучая целебная форма, которую можно получить, настаивая травяное сырье в растительном масле. Для этого могут использоваться оливковое, льняное, конопляное, подсолнечное, кукурузное или любое другое масло. Каждое из них является сложным по составу и содержит множество благотворно действующих биологически активных веществ. Вобрав в себя полезные фармакологические компоненты растений, они приобретают дополнительные целебные качества, а значит, обладают большими возможностями, способствуя более быстрому излечению.

В лечебных целях травяное масло можно вдыхать, применяя в виде ингаляции, делать с его помощью массаж, использовать в качестве мазей, добавлять в ванну или принимать внутрь. Древние восточные целители считали, что оно высвобождает скрытые ресурсы жизненных сил, как бы размягчает болезнь и постепенно выводит ее из организма, который под его воздействием оживает и начинает бороться за здоровье. Масла повышают защитные силы организма, действуя, в отличие от лекарств, щадяще и мягко, не нарушая природного равновесия человеческого организма. Они также улучшают циркуляцию крови, восстанавливают иммунитет и придают силы. Кроме того, с их помощью выводятся токсины и шлаки.

Получают это лекарственное средство следующим образом: подземная или надземная часть растения измельчается, засыпается в емкость из темного стекла, заполняется до определенного объема, заливается подогретым до 50–70 °C растительным маслом. Средненасыщенный состав готовится в соотношении 1: 5, а более мягкий – 1: 10. Например, 20 г (или 10 г) измельченной травы нужно настаивать в 100 мл масла в течение 1–3 недель в затемненном прохладном месте, изредка перемешивая, а после этого полученный масляный раствор процедить.

Лечебные фитомасла готовятся с использованием как одного растения, так и сбора, а в качестве липидной основы берется одно растительное масло, которое смешивается с растопленным жиром. Для приготовления травяного масла лучше применять высушенное растительное сырье, поскольку в свежих растениях много влаги, которая способна снизить качество приготавливаемого лечебного средства. Необходимо также учитывать следующее: чем выше температура масла-основы, тем быстрее проходят мацерация (размягчение) и экстракция (извлечение) трав. Однако сильное нагревание снижает ценность готовой масляно-растительной смеси. Хранить травяное масло можно в темном прохладном месте в течение 3–6 месяцев.

Мазь – это жирная полутвердая лекарственная форма, которая является более густой, чем масло. Она предназначена для наружного применения. Получают ее, смешивая мелко измельченную надземную или подземную часть растений с растопленной жировой основой – свежеперетопленными гусиным, куриным, свиным, говяжьим салом либо топленым или сливочным маслом, а также с вазелином, ланолином, различными лекарственными и формосвязывающими веществами.

Способы приготовления. Классический рецепт мази основан на соотношении растительной смеси и жировой основы – 1: 4 (например, 25 г измельченных трав на 100 г основы). Существуют 2 способа приготовления целебных мазей в домашних условиях – горячий и холодный.

Горячий способ: для приготовления мази мелкоизмельченный травяной состав (растительный порошок, пудра) засыпать в эмалированную емкость, залить растопленным животным жиром, поставить на водяную баню и держать, постоянно помешивая до образования однородной мягкой массы. Холодный способ: в керамическую или фарфоровую емкость засыпать измельченный травяной порошок, добавить растопленный холодный жир и тщательно перетереть полученный состав. Преимущество данного метода получения мази заключается в том, что растительные и другие ингредиенты не подвергаются воздействию температуры, которая ослабляет их лечебные свойства. В соответствии с рецептом в мазь иногда добавляют эфирные масла или другие ароматизированные вещества. Чтобы она не расслоилась, их вводят в последнюю очередь, когда основа уже начала остывать, но окончательно не загустела. Если надо отфильтровать мелкие частицы (прополис, порошок из растений и т. д.), мазь следует еще раз нагреть.

Созданная на животном жире мазь быстро портится, может прогоркнуть и разложиться, вызывая раздражение кожи, поэтому готовить ее лучше перед самым употреблением, а хранить следует на нижней полке холодильника в стеклянной или фарфоровой емкости с плотно закрывающейся крышкой.

Мази используются наружно для местного воздействия на кожу и слизистые оболочки. Поскольку эта лекарственная форма хорошо всасывается, ее часто применяют при патологических процессах во внутренних органов, в том числе и при головных болях различного происхождения.

Паста – тестообразная лекарственная форма с высоким содержанием (не менее 25 %) порошкообразных лекарственных и формосвязывающих веществ.

• Делать примочки с использованием кедровой живицы, нанося ее на чистую марлю и накладывая на больные места (например, на затылок) и болезненные участки позвоночника.

• При мигренях и головных болях в кожу лба и висков рекомендуется втирать мази с использованием лаванды, мяты, сирени, эвкалипта или камфоросодержащих мазей.

Масло с цветками жасмина

Понадобится: 40 г цветков жасмина, 200 мл растительного масла.

Способ приготовления и применения: свежие цветки жасмина залить растительным маслом и настаивать на солнце в течение 40 дней в плотно закрытой емкости, периодически встряхивая содержимое. Полученное средство можно использовать, не процеживая его. При мигрени и головных болях простудного характера втирать травяное растительное масло в виски, лобную часть, затылочную ямку, суставы, ладони и пятки.

 

Масло с листьями борщевика

Понадобится: 50 мл сока листьев борщевика сибирского, 50 мл растительного масла.

Способ приготовления и применения: в сок из листьев борщевика, влить разогретое растительное масло, хорошо перемешать и настаивать в течение 1–3 дней. Травяное масло втирать в кожу при головной боли.

Свежие листья многих видов борщевиков, особенно борщевика Сосновского, содержат эфирные масла и фурокумарины – вещества, относящиеся к группе фотосенсибилизаторов, которые повышают чувствительность человека к восприятию солнечного света. Это может привести к ожогам I, II и даже III степени. Однако борщевик сибирский не содержит фурокумаринов, а значит, он не жжется. Тем не менее, при работе с ним следует соблюдать осторожность.

Масло из белой лилии

Понадобится: 2 ст. л. кашицы из луковиц белой лилии, 2 ст. л. цветков лилии, 200 мл растительного масла.

Способ приготовления и применения: луковицы лилии белой хорошо измельчить, залить растительным маслом, добавить лепестки цветков и поставить на 20 дней на солнечное место, периодически встряхивая. Полученное масло процедить и использовать для втираний в височную, лобную и затылочную области головы.

 

Лавровое масло

Понадобится: 50 г измельченных листьев лавра благородного, 200 мл рафинированного подсолнечного или любого другого растительного масла.

Способ приготовления и применения: измельченные листья лавра залить подсолнечным маслом и настаивать в прохладном темном месте 10–15 дней, после чего процедить. Полученное средство использовать для втирания в виски или затылочную область при головной боли.

Целебное масло из полыни и бешеного огурца

Понадобится: 1 ст. л. корней бешеного огурца, 1 ст. л. травы с корнями полыни горькой, 200 мл оливкового масла.

Способ приготовления и применения: измельченную траву полыни соединить с порошком из корней бешеного огурца, залить оливковым или любым другим растительным маслом, хорошо перемешать и держать на водяной бане, чтобы все части растений разварились. Полученное средство использовать для втираний в больные участки (виски, лоб, затылок), а также делать лекарственные повязки и компрессы, накладывая на больную голову.

Масло маковое

Понадобится: 40 г семян мака, 200 мл оливкового масла.

Способ приготовления и применения: семена мака размять в фарфоровой емкости, залить оливковым маслом, поставить на водяную баню на медленный огонь, держать 2 часа, затем настаивать в течение еще 1 часа, после чего процедить. Полученное средство втирать в область висков и лба при головной боли.

Масло с травой пупавки

Понадобится: 50 мл сока травы пупавки, 50 мл растительного масла.

Способ приготовления и применения: сок травы пупавки соединить с растительным маслом и хорошо перемешать.

При головных болях втирать полученное средство в больные участки – лоб, височную часть и затылок.

 

Мазь с цветками белой сирени

Понадобится: 25 г цветков белой сирени, 100 г нутряного свиного жира.

Способ приготовления и применения: свежесорванные цветки сирени истолочь в фарфоровой ступке, залить растопленным свиным салом и выдержать в течение 5–7 дней в холодильнике. Втирать полученную мазь в виски при головной боли, а также в болезненные участки при невралгии.

Мазь с мать-и-мачехой

Понадобится: 2 ст. л. мать-и-мачехи, 200 г топленого масла.

Способ приготовления и применения: измельченные листья мать-и-мачехи залить разогретым топленым маслом и настаивать в темном прохладном месте в течение 1–2 дней. Полученное средство использовать для втираний в лобную и затылочную части головы.

Паста с живицей

Понадобится: 25 г живицы (сосновой, еловой, кедровой), 25 мл облепихового масла, 50 г топленого масла.

Способ приготовления и применения: живицу растопить, хорошо перемешать с топленым и облепиховым маслами и взбить до образования однородной массы. Использовать для повязок, накладывая полученную смесь на больной участок головы на 30–60 минут 2–4 раза в день. При головной боли, вызванной остеохондрозом, можно втирать целебную мазь в затылочную ямку и на больные участки позвоночника.

Целебная паста с базиликом и живицей

Понадобится: 50 г порошка травы базилика, 50 г еловой живицы, 100 г гусиного жира.

Способ приготовления и применения: растопить живицу на водяной бане, добавить гусиный жир и хорошо перемешать. Сняв с огня, всыпать порошок травы базилика и взбить до образования однородной массы. Использовать полученную пасту для втираний в лобную, затылочную и височную части головы. Можно также накладывать повязки на больные участки до полного выздоровления.

После снятия повязки оставшуюся на коже пасту промокнуть чистой салфеткой.

Лекарственные формы для внутреннего применения

Для употребления внутрь растения используются в виде настоев, отваров, настоек, вытяжек из корней, коры, семян и плодов, жмыхов и порошка. Народная медицина предлагает использовать для лечения головных болей и мигрени следующие достаточно простые, но и вполне действенные фитосредства.

• Истолченные в порошок листья розмарина принимать по 0,5–1,5 г, запивая глотком сухого красного вина при головокружении, головной боли, эпилепсии и истерии.

• Сухой порошок из цветков ромашки лекарственной следует употреблять при мигрени по 1–2 г через 1 час после еды.

• Старинное народное средство от застарелой головной боли: по утрам натощак есть свежие цветы и молодые листочки розмарина с хлебом.

• Принимать при мигрени 1–2 г порошка из корня валерианы 3–4 раз в день.

• От головной боли помогает и порошок имбиря: принимать его по 0,3–1,5 г 3–4 раза в день.

• Полезно нюхать сухой порошок буквицы лекарственной при головной боли любого происхождения.

• При частых головных болях любого происхождения жевать кору корней каперсов колючих.

 

Лён обыкновенный. Голубые цветы. К тому же ещё лекарственное растение.

Барбарис-обыкновенный.

Борец клобучковый. Синий цветок. Ядовитое растение.

Вербейник монетчатый.

Гелиотроп. Фиолетовый цветок. У нас это однолетние цветы.

Дерен белый Bailhalo. Интересный кустарник.

Листья дуба.

Сорта картофеля. Жуковский.

Берёза пушистая.

Фото Англии.

 

Запоминаем интересные факты

Медуница Интересные факты Морковь Посадка и уход Мхи Интересные факты Одуванчик Интересные факты Огурцы Посадка и уход Интересные факты о фруктах и овощах Интересные факты об овощах Интересные факты о папоротниках Персики Интересные факты Выращивание пиретрума

Пожалуй, я переоценила свои силы. Чтобы так сравнивать дальнейшую историю, нужно её хорошо знать. И нужно об этом иметь статьи на сайте. А у меня более или менее полные только история Франции и история Испании. Да, ещё история Англии. Историю Германии надо капитально дорабатывать. Историю Древней Греции начала, но ещё не дошла даже до расцвета Эллады. История Италии вообще в зачаточном состоянии. Я продолжу историческую тему, когда напишу историю всех стран, о которых хочу писать на сайте. А они у меня все и обозначены уже. Больше, пожалуй, брать не буду.

Так что, пусть пока здесь будут разрозненные факты.

Что интересного я знаю про Тирренское море?

Тирренское море находится между Апеннинским полуостровом и островами Сицилия, Сардиния и Корсика. Это часть Средиземного моря у западного побережья Италии .

Именно здесь через все море проходит сейсмический разлом между Европой и Африкой, вдоль которого вытянулась цепь действующих вулканов Италии и подводных горных вершин.

А про горы Италии?

Апеннины – располагаются вдоль Апеннинского полуострова, пересекая его ровно посередине. Их можно назвать хребтом полуострова. Таким образом, Апеннинский полуостров разделяется на западную и восточную части.

Теперь Франция. Остров Сите в Париже. На самой древней территории города сосредоточены многие достопримечательности Парижа:

Собор Парижской Богоматери, Сент-Шапель, Консьержери, Дом правосудия.

Как я хочу в Лувр! Сколько исторических романов прочитано о нём, когда Лувр ещё был королевской резиденцией.

А Монмартр? Холм Монмартр — высочайшая точка французской столицы. Сейчас художники приезжают сюда заработать. Совсем иначе было в конце XIX века. Монмартр тогда привлекал многочисленных деятелей искусства своими невысокими (по сравнению с центром города) ценами. Здесь жили и творили великие художники.

Про Триумфальную Арку в Париже. Строительство началось в 1805 по приказу Наполеона после победы своих войск под Аустерлицем. Строительство под руководством архитектора Жана Франсуа Шальгрена началось в 1806 году. Вдохновленный примерами триумфальных арок Древнего Рима, Шальгрен решил воздвигнуть еще более грандиозный монумент.

Сразу после создания, Эйфелеву башню называли трагическим уличным фонарем, скелетом колокольни, тощей фабричной трубой. Сейчас это одна из самых известных достопримечательностей Франции.

Елисейские поля в Париже. Название происходит от Элизиума (Элизия) в древнегреческой мифологии. Елисейские поля — прекрасные поля блаженных в загробном мире на берегу реки Океан, куда по окончании бренной жизни попадают любимые греческими богами герои Древней Греции. На «островах блаженных» царствует вечная весна, здесь нет ни болезней, ни страданий.

Ну, а теперь Испания. Достопримечательности Мадрида. Cобор св. девы Альмудены. Пресвятая дева Альмудена, именем которой назван собор, является главной покровительницей Мадрида. Ее скульптурное изображение было привезено в Испанию в начале I века проповедником христианства апостолом Сантьяго из Иерусалима.

Бульвар Кастельяна вместе с бульварами Реколетос и Прадо представляет собой транспортный луч, пересекающий весь город с севера на юг. В одном конце этого луча, на юге, недалеко от автовокзала находится железнодорожный вокзал Аточа, а на другом конце — на севере — еще один железнодорожный вокзал Чамартин.

Дворец Лирия в Мадриде принадлежит древнему испанскому роду Альба. В этом роду есть потомки Колумба, наваррские короли, английский король Яков II и многие другие знатные лица.Герцогство Альба образовано королевским указом в 1472 году в знак признания заслуг капитан-генерала войск Кастилии Гарсиа Альварес де Толедо, графа Альба де Тормеса.

 

Фотографии для этого раздела.

Голубые цветы льна.

Аир болотный. Лекарственное растение.

Барбарис обыкновенный.

Борец северный.

Гелиотроп. Сиреневый цветок. У нас это однолетние цветы.

Горец перечный.

Горец птичий.

Дерен белый Cornus alba Sibirica.

Дуб белый.

Мелисса.

 

Читаем книги

 

Ветка сакуры

Керамисты и кулинары

С утра я брожу по извилистой улочке Киото, спускающейся по склону от храма Кёмидзу. На ней теснится множество гончарен и лавочек, торгующих керамикой. Здесь рождается слава того вида фарфора, который именуется «керамикой Кёмидзу».

Я брожу, вдыхая знакомый запах, рождающий воспоминания о только что вытопленной русской печи. Это дым сосновых дров смешивается с запахом обожженной глины. Запах этот напоминает не только русскую деревню. Перед глазами тут же встал китайский город Цзиндэ – родина фарфора. Косо срезанные сверху трубы на фоне голубоватых гор. Берег реки, густо облепленный джонками с каолином – сырьем для изготовления фарфора. Грузчики на бамбуковых коромыслах уносили эти белые кирпичики наверх, к гончарням и печам. А другие катили навстречу им тачки с укутанными в рисовую солому связками готовой посуды.

Можно ли было без волнения подъезжать к родине фарфора, о котором еще тысячу лет назад говорили:

Белизной подобен нефриту, тонкостью – бумаге. Блеском подобен зеркалу, звонкостью – цимбалам.

В начале VII века китайский купец Тао Юй сказочно разбогател. Он пустил в продажу новый, неизвестный дотоле тип керамики, выдав ее за изделия из нефрита. Белый, блестящий, чуть просвечивающий фарфор действительно напоминал этот высоко ценимый на Востоке благородный камень. Тогда же, то есть в эпоху Тан, фарфор проник в Японию, затем в Индию, Иран, арабские страны, а оттуда – в Европу.

Впервые мне довелось попасть в Цзиндэ в середине 50-х годов. Город был похож на пчелиные соты. Он состоял из замкнутых двориков-ячеек. Каждый такой дворик действительно представлял собой первичную ячейку фарфорового производства. Все гончарни были похожи друг на друга: прямоугольник крытых черепицей навесов, а посредине – ряды кадок, в которых отмачивался каолин. Солнечный луч дробился в них, как в десятках круглых зеркал. Человек в фартуке осторожно переливал плоским ковшиком почти прозрачную, чуть забеленную воду из одной кадки в другую. Через несколько дней самый светлый слой ее вычерпывали в третью. Так достигалась тончайшая структура сырья. Под навесом работали гончары. Каждый сидел над большим деревянным кругом, широко расставив ноги и опустив руки между колен. Он то раскручивал тяжелый маховик круга палкой, то склонялся к куску фарфоровой массы, нажимом пальцев превращая его в блюдо или вазу.


Мелисса. Лекарственное растение.

От гончаров черепки поступали к точильщикам. Вооруженные лишь примитивными резцами, они доводили чашу из хрупкой полусухой глины до толщины яичной скорлупы. Выправленные черепки окунали в похожую на молоко глазурь и отправляли сушить. К полудню серые крыши Цзиндэ становились белыми. Доски с черепками клали иногда даже между крышами соседних домов, превращая переулки в коридоры. На этих же досках изделия доставляли к печам.

И наконец обжиг – таинственный процесс, при котором глина должна обрести свойства нефрита. На искусство старшего горнового в Цзиндэ издавна смотрели как на колдовство. Проявлялось это уже с загрузки печи, с умения удачно «проложить дорогу ветру и огню». Нужно учитывать особенности каждого вида фарфора, качество дров, погоду и даже направление ветра. Впрочем, помимо знаний и опыта, тут играли роль чутье, риск, а порой и просто везенье. Недаром среди обжигальщиков ходила пословица: «Загрузить печь – что выткать цветок; обжечь – что ограбить дом».

Я много фотографировал тогда мастеров одного из самых ранних видов росписи – цинхуа. В отличие от других она наносится лишь одним цветом, причем еще до того, как черепок покрыт глазурью и обожжен. Кисть мастера цинхуа – подглазурной росписи кобальтом – должна двигаться со строго определенной скоростью. Необожженный фарфор очень активно впитывает влагу. Нанося узор, художник видит равномерный тон. Но там, где он помедлил лишнюю секунду, после обжига окажется темно-синее пятно. Однако это же свойство черепка открывает перед виртуозным мастером и новые возможности – ускоряя или замедляя движение кисти, он может, располагая лишь одним цветом, создать узор с целой гаммой полутонов: от бледно-голубого до густо-синего. Овладеть искусством подглазурной росписи кобальтом может лишь хороший каллиграф.

Лаванда узколистная. Фиолетовые цветы. Многолетнее растение.

…Бродя по японской улице перед храмом Кёмидзу, я на каждом шагу вспоминал мастеров китайского фарфора. Нельзя было не сравнивать эти две ветви восточного искусства. Причем волей-неволей чаще приходилось противопоставлять их друг другу, чем сопоставлять.

Порой можно было подумать, что фарфор родился не в Китае, а в Японии; что, переняв грубый примитивизм гончарен Кёмидзу, китайцы развили затем это искусство до классического совершенства. Создавая фарфор – белый, как нефрит, тонкий, как бумага, блестящий, как зеркало, звонкий, как цимбалы, – китайские керамисты сумели добиться от невзрачной глины, казалось бы, чуждых ей качеств. Нельзя было не поражаться совершенству формы, которого добивались мастера Цзиндэ при обработке необожженного черепка. Качество его перед обжигом проверяли каплей воды: если, сбежав по внутренней стенке вазы, вода проступала снаружи ровной темной полоской – обточка сделана безукоризненно. Китайские мастера были непримиримы к каким бы то ни было отклонениям от идеально правильных форм. Малейшую деформацию при обжиге они считали браком, говоря, что ваза в этом случае «потеряла тень». Подобно резьбе по слоновой кости, производившей впечатление тончайших кружев, или шелковым вышивкам, напоминавшим размашистые картины кистью, произведения мастеров Цзиндэ утверждали мысль о всевластии художника над материалом.

Японская керамика на этом фоне поначалу показалась примитивной архаикой в сравнении с блистательным классицизмом. Лишь пропитавшись японским пониманием красоты, можно было по достоинству оценить ее. Чем объяснить такие особенности японской керамики, как отрицание симметрии и геометрической правильности форм, предпочтение неопределенным цветам глазури, пренебрежение к какой-либо орнаментации?

Полынь горькая.

Я беседовал об этом в одной из гончарен Кёмидзу с мастером по фамилии Морино.

– Мне кажется, – говорил Морино, – что суть здесь в отношении к природе. Мы, японцы, стремимся жить в согласии с ней, даже когда она сурова к нам. В Японии не так уж часто бывает снег. Но когда он идет, в домах нестерпимо холодно, потому что это не дома, а беседки. И все же первый снег для японца – это праздник. Мы раскрываем створки бумажных окон и, сидя у маленьких жаровен с углем, попиваем саке, любуемся снежными хлопьями, которые ложатся на кусты в саду, на ветви бамбука и сосен.

Роль художника состоит не в том, чтобы силой навязать материалу свой замысел, а в том, чтобы помочь материалу заговорить и на языке этого ожившего материала выразить собственные чувства. Когда японцы говорят, что керамист учится у глины, резчик учится у дерева, а чеканщик – у металла, они имеют в виду именно это. Художник уже в самом выборе материала ищет именно то, что было бы способно откликнуться на его замысел.

– Если материал отворачивается от меня, я прохожу мимо, – заключил Морино. – Лишь если мы понимаем друг друга, я прилагаю к нему руки.

Если китайцы демонстрируют свою искусность, то изделия японских мастеров подкупают естественностью. Причем эти древние традиции не случайно сомкнулись с современной модой. В мире механической цивилизации, в мире бетона и стали человек все больше испытывает тоску по природе. Поэтому искусство, утверждающее близость к ней своим подходом к материалу, искусство, которое поэтизирует, а не отрицает огрехи материала, огрехи труда, становится очень созвучным нашей современности.

Лен обыкновенный. Голубые цветы.

«Не сотвори, а найди и открой» – этому общему девизу японского искусства следует и такая полноправная его область, как кулинария. Когда сравниваешь японскую кухню с китайской, коренное различие в эстетических прин ципах этих двух народов предстает особенно наглядно.

Если китайская кулинария – это алхимия, это магическое умение творить неведомое из невиданного, то кулинария японская – это искусство создавать натюрморты на тарелке. Китайская кухня в еще большей степени, чем французская, утверждает всевластие человека над материалом. Для хорошего повара, гласит пословица, годится все, кроме луны и ее отражения в воде. Великое множество продуктов используется в самых немыслимых и неожиданных сочетаниях. Кантонское блюдо «битва тигра с драконом» своеобразно не только тем, что готовится из мяса кошки и змеи, но и сложнейшей комбинацией приправ.

Китайский повар гордится умением приготовить рыбу так, что ее не отличишь от курицы; он гордится тем, что может кормить вас множеством блюд, и вы при этом будете оставаться в полном неведении, из чего же именно сделано каждое из них.

Японская же пища в противоположность китайской чрезвычайно проста, и повар ставит здесь перед собой совсем другую цель. Он стремится, чтобы внешний вид и вкус кушанья как можно больше сохраняли первоначальные свойства продукта, чтобы рыба или овощи даже в приготовленном виде оставались самими собой. (Такие блюда, как сукияки и темпура, которыми чаще всего потчуют туристов, отнюдь не типичны для японской кухни. Первое из них заимствовано у монголов, а второе – у португальцев.) Японский повар проявляет свое мастерство тем, что не делает его заметным, как садовник, который придает дереву именно ту форму, которую оно само охотно приняло бы. Приготовление сырой рыбы, например, часто ограничивается умелым нарезыванием ее на ломтики. Однажды я познакомился в закусочной с человеком, который долго пытался объяснить мне знаками свою профессию. «Я повар, повар», – говорил он, стуча ребром ладони по столу, как если бы резал что-то ножом. Примечательно, что повар связывает со своей профессией именно этот жест. Японский повар это резчик по рыбе или овощам. Именно нож – его главный инструмент, как резец у скульптора.

Аир болотный.

Никогда не забуду сельский постоялый двор, где мне подали утром чашку супа, в котором плавали ломтики моркови, нарезанной как кленовые листочки. Это было напоминанием о сезоне, о золотой осени, потому что достаточно было поднять голову и взглянуть в окно, чтобы увидеть горы, покрытые багряными кленами.

Подобно японскому поэту, который в хайку – стихотворении из одной поэтической мысли – обязательно должен выразить время года, японский повар стремится подчеркнуть в пище ее сезонность.

Соответствие сезону, как и свежесть продукта, ценится в японской кухне более высоко, чем само приготовление. Излюбленное блюдо праздничного японского стола – это сырая рыба, причем именно тот вид ее, который наиболее вкусен в данное время года или именно в данном месте. Каждое блюдо славится натуральными прелестями продукта, и подано оно должно быть именно в лучшую для данного продукта пору.

В японской кухне нет места соусам или специям, которые искажали бы присущий продукту вкус. Васаби, или японский хрен, который смешивается с соевым соусом и подается к сырой рыбе, как бы служит ретушью. Не уничтожая присущий рыбе вкус, он лишь подчеркивает его. Пример подобной комбинации – суси, рисовый шарик, на который накладывается ломтик сырой рыбы, проложенной хреном. Здесь вкус сырой рыбы оттеняется как пресностью риса, так и остротой васаби.

Универсальной приправой в японских кушаньях служит адзи-но-мото. Слово это буквально означает «корень вкуса». Назначение адзи-но-мото – усиливать присущие продуктам вкусовые особенности. Если, скажем, бросить щепотку этого белого порошка в куриный бульон, он будет казаться более наваристым, то есть более «куриным». Морковь подобным же образом будет казаться более «морковистой», а квашеная редька станет еще более ядреной. Можно сказать, что адзи-но-мото символизирует собой японское искусство вообще. Ведь его цель – доводить камень, дерево, бумагу до такого состояния, в котором материал наиболее полно раскрывал бы свою первородную прелесть. Сколь бы модернистскими ни казались современные произведения искусства, подход японского художника к материалу остается прежним.

Берёза повислая распространена в Японии.

Модернизм в японском искусстве можно кое в чем уподобить классическому японскому саду. За его кажущейся безыскусственной простотой скрыта уйма труда и уйма традиций. Именно такова, например, современная японская архитектура. Она глубоко национальна не тем, что переняла от прошлого какие-то декоративные мотивы или пропорции. А своей верностью главной черте японского искусства – подходом к материалу.

Сколько бы ни называли Кэндзо Тангэ ниспровергателем основ, он одновременно верный наследник. Тангэ поднял современную японскую архитектуру тем, что впервые подошел к бетону так же, как древние японские строители подходили к дереву, подчеркивая прелесть каждой его жилки, каждого сучка. Отказавшись от облицовки фасада, архитектор нашел красоту в необработанном бетоне со следами опалубки.

Бутоны сакуры. Так начинается цветение сакуры в Японии.

Родиной дуба зубчатого является Япония.

Ива цельнолистная распространена в Японии.

Распространен в Японии и китайский можжевельник.

 

 

 

 

«Корни дуба» Всеволод Овчинников

Впечатления и размышления об Англии и англичанах

Глава 4

ВЗГЛЯД ЗА ИЗГОРОДЬ

Немец живет

в Германии.

Янки живет в Оклахоме.

Испанец живет в Испании.

Но англичанин - дома...

Этот популярный куплет вспомнился мне во время беседы с журналистом-парижанином, которому выпала судьба провести полжизни в Лондоне. Речь у нас шла о том, что понятие патриотизма имеет на каждом из берегов Ла-Манша свои нюансы. Если француз, утверждал мой собеседник, любит свою землю за то, что она полита потом и кровью поколений, за тот труд, который с ней связан, - труд пахаря и труд воина, то англичанин любит свою землю прежде всего как родной дом, как то место, с которым у человека связаны не тяготы повседневного труда, а радости досуга. Образ родины для него - это обнесенный живой изгородью палисадник под окнами, который он охорашивает, радуясь воскресному дню. Именно эту изгородь, а не розу и не античную деву с трезубцем владычицы морей следовало бы считать национальным символом англичан.

Действительно, Англия - это царство частной жизни, гербом которого могло бы стать изображение изгороди и девиз: "Мой дом - моя крепость". Хотя каждый иностранец многократно слышал эту фразу еще до приезда в Англию, он убеждается, что подлинный смысл ее очень емок и понимается за рубежом далеко не полностью.

Англичанин подсознательно стремится отгородить свою частную жизнь от внешнего мира. И порог его дома служит в этом смысле заветной чертой. "Мы любим быть сами по себе" - гласит излюбленная фраза. Какие бы отношения ни сложились между соседями, каждый из них строго держится своей стороны изгороди. Даже если смежные участки не разгорожены, граница их все равно соблюдается словно глухая стена. Когда дети по неведению пересекают эту невидимую межу, их тут же с извинениями забирают обратно. (Правом экстерриториальности пользуются в подобных случаях лишь такие священные для англичанина существа, как собаки и кошки.)

Достопримечательности Лондона. Собор Святого Павла в Лондоне.

С соседями принято держаться приветливо, предупредительно, но без какой-либо фамильярности, способной показаться непрошеным вторжением в частную жизнь. Первая заповедь тут: не лезь в чужие дела. Как живет сосед, какие обычаи и порядки заводит он в своем доме - не касается никого другого.

Англичанин инстинктивно относится к своему дому как к осажденной крепости. Жилище его как бы повернуто спиной к улице. И если хозяин вздумает летом погреться на солнышке, он всегда усядется позади дома, а не перед ним.

Окружающий мир должен оставаться за порогом. С незнакомцами или незваными посетителями обычно разговаривают только через дверь, не приглашая их внутрь. Это вовсе не означает, что англичане негостеприимны. Однако гостей приглашают только заблаговременно (обычно за две-три недели) и на определенный час. Заявиться к знакомым запросто, без приглашения или известив их перед приходом по телефону, здесь не принято. Неожиданный звонок у входной двери - большая редкость в Лондоне. Если такое и случается, то обычно под Новый год, когда это могут быть либо сборщики пожертвований на благотворительные цели, либо рождественские визитеры - разносчик газет, молочник, мусорщик, рассчитывающие на чаевые к празднику.

Дом служит англичанину крепостью, где он может укрыться не только от непрошеных посетителей, но и от надоевших забот. Переступить этот порог значит для англичанина переместиться в совершенно другой мир, абсолютно не связанный с миром его повседневного труда.

Когда японец возвращается домой, с ним тоже происходит некое магическое перевоплощение. Он словно порывает с современностью ради мира своих предков. Именно за порогом жилища вступает в силу традиционный домострой с его догмами предписанного поведения. Англичанин же за порогом своего жилища полностью освобождается не только от повседневных забот, но и от постороннего нажима. В этих стенах он волен вести себя как ему вздумается, допускать любые странности при единственном условии - что его эксцентричные выходки не будут причинять беспокойства соседям. Об умении англичан чувствовать себя дома словно в ином мире и в то же время уважать домашнюю жизнь других мы как-то разговорились с одной лондонской журналисткой, которая много лет работала в США.

Церковь Сент-Мери-ле-Боу. Бюст Артура Филиппа.

- В американцах, - говорила она, - меня больше всего поражала и угнетала их неспособность отключаться. Даже свободные вечера, даже выходные дни они, как правило, проводят в обществе тех же людей, с которыми ведут дела. И это неизбежно ведет к тому, что и дома и в гостях они продолжают думать и говорить о том же, что волнует их на работе. Англичанину это отнюдь не свойственно.

Приходя домой, он разом отключается от всего, чем были заняты весь день его мысли. Люди, с которыми он общается, чаще имеют с ним общие интересы не в труде, а в досуге... У меня муж поляк. Но, прожив полвека среди англичан, он так и не научился отключаться от того, чем он увлечен на службе. Если в субботу утром его вдруг осеняет какая-то инженерная идея, он тут же порывается обсудить ее по телефону со своими сослуживцами. И мне каждый раз приходится удерживать его, ибо звонить по делу домой ни подчиненному, ни начальнику в Англии не принято. Это допустимо лишь в каких-то исключительных, экстренных случаях: то ли загорелся завод, то ли ограблен банк, то ли перед операцией заболел хирург...

Примечательно, что англичане с их щепетильным отношением к частной жизни друг друга вообще считают телефон менее подобающим каналом общения, чем почту. Телефонный звонок может неудачно прервать беседу, чаепитие, оторвать от телевизора. К тому же он требует безотлагательной реакции, не оставляя возможности продумать и взвесить ответ. Почту же получатель может вскрыть, когда ему удобно, и ответить на каждое письмо с учетом содержания других. (Мой домовладелец, живущий этажом ниже, имеет золотое правило: не прикасаться к тому, что приносит почтальон, с пятницы до понедельника: "Незачем забивать себе голову делами под выходной день".)

Именно письменно, а не по телефону принято, например, договариваться о деловой встрече. Депутат парламента, директор банка, адвокат, врач и даже портной предпочитают письменную форму обращения, так как она помогает им более гибко планировать свое время.

Было бы, однако, неверно считать, что склонность предпочитать письменное обращение устному, то есть почту телефону, умножает в Англии бюрократическую волокиту. Хотелось бы подчеркнуть другое: англичане умело используют почту для того, чтобы избавлять человека от хождения по конторам. Если, к примеру, нужно зарегистрировать автомашину, англичанин посылает в соответствующее ведомство письменный запрос, что требуется для этого сделать, прилагая конверт с маркой и собственным адресом. В ответ он получает по почте бланки для заполнения, а также инструкцию, какие документы должны быть к ним приложены (например, товарный чек, водительские права, свидетельство о страховке). Все это заказным письмом снова посылается в бюро регистрации, и через пару дней документы по почте же приходят обратно вместе с выписанным на их основе удостоверением.

Вестминстер – один из районов Лондона.

Всякий раз, когда у меня кончался срок аренды телевизора, или страховки квартиры, или сезонного билета на право держать автомашину перед домом, меня заблаговременно извещали об этом по почте с приложением нужных бланков, чтобы я мог по почте же оформить соответствующие платежи.

Первые месяцы работы в Лондоне меня очень угнетала необходимость возить в министерство иностранных дел нотификации о каждом выезде за тридцать пять миль от столицы. Мало того что эти бумаги нужно заполнять в четырех экземплярах, подробно указывая маршрут поездки и места ночлега, еще обременительнее возить их на Уайтхолл, ибо там, в центре, негде даже на пять минут оставить машину. Когда я посетовал на это одному чиновнику из МИДа, тот пожал плечами:

- Но почему вы решили, что должны привозить эти нотификации лично? Заклейте их в конверт, бросьте в почтовый ящик - и они завтра же будут у меня на столе.

С тех пор я стал поступать именно так. И когда через полгода рассказал об этом своим коллегам, все мы посмеялись тому, что никому из нас, советских журналистов в Лондоне, такой простой способ попросту не пришел в голову.

Англичане, как известно, кичатся своим свободолюбием. Но думается, что куда более определяющей в их характере является другая черта: они домолюбивы. Домашний очаг и досуг, который с ним связан, занимает в их жизни огромное место. Дом для них - поистине центр существования. И самым убедительным материальным подтверждением этому служит семейный бюджет.

Англичане весьма непритязательны к повседневной пище. Деньги, израсходованные на питание, кажутся им потраченными впустую. Тут они готовы идти на самую жесткую и скрупулезную экономию. Они, безусловно, не делают культа и из одежды - во всяком случае, отнюдь не считают ее мерилом человеческого благосостояния. Собственный кров - вот предел мечтаний английской семьи, вот цель, ради которой она готова из года в год отказывать себе во всем, идти на любые жертвы.

Любая, даже неприятная работа становится дома отрадным досугом. Когда соседи в воскресенье встречаются в пабе и один задает другому традиционный вопрос: "Что ты сделал за эту неделю?" - под этим имеется в виду не работа в лаборатории, не игра на бирже и не участие в предвыборной кампании. Каждый понимает, что речь идет о ремонте крыши, или о смене обоев в спальне, или о поездке за компостом для клумбы.

План Вестминстерского аббатства.

Считая дом центром своего существования, англичанин, разумеется, хочет, чтобы он был комфортабельным, однако не стремится делать из него некую витрину. Как святилище частной жизни, английский дом предназначен не поражать гостей, а быть удобным для хозяев. Англичане приглашают домой не так уж много людей. А тем, кто бывает у них - родственникам или близким друзьям, - нет нужды пускать пыль в глаза.

Англичанин любит жить в окружении хорошо знакомых вещей. В убранстве дома, как и во многом другом, он прежде всего ценит старину и добротность (часто отождествляя эти понятия). Когда в семье заходит речь, что пора, пожалуй, обновить обстановку, под этим словом имеется в виду реставрация, а не замена того, что есть, сохранение, а не изменение общего стиля комнаты.

Будучи в Соединенных Штатах, я как журналист всегда радовался тому, что каждый американец, который приглашал меня в гости, сам, не дожидаясь моей просьбы, перво-наперво принимался показывать дом.

В английском доме редко увидишь что-нибудь, кроме гостиной. И уж вовсе нечего ждать, что гостям станут демонстрировать какую-нибудь круглую ванну с золочеными кранами, которая была бы предметом гордости хозяев на другом берегу Атлантики. (Зато весьма вероятно, что они похвастаются перед гостями своей теплицей, продемонстрируют горшки с рассадой и покажут, как хорошо разрослась на кирпичной стене вьющаяся роза.)

Англичане склонны сурово относиться к собственной плоти, и их жилища во многом отражают эти спартанские нравы. К началу 70-х годов лишь 15 процентов жилищ в Британии имели центральное отопление - в два-три раза меньше, чем в европейских странах такого же климатического пояса. Отапливать спальни, например, у англичан до сих пор считается чуть ли не аморальным. Да и ванны по-настоящему вошли в быт лишь перед войной. Для многих, особенно для детей и подростков, их заменяло холодное обтирание губкой из таза. Как знать, может быть, при английской погоде такая суровая закалка с малых лет действительно необходима. В промозглые зимние дни всегда поражаешься, как много лондонцев почтенного возраста разгуливает без пальто, а то и в одной рубашке.

Другая достопримечательность Англии. Вестминстерский дворец.

Многие американцы среднего достатка, чтобы не возиться с домашним хозяйством, предпочитают доживать свой век в пансионатах или отелях. Англичанин же держится за собственное жилье до конца дней. Это для него самый надежный пенсионный фонд, не обесценивающийся при инфляции. Женив или выдав замуж детей и уйдя на пенсию, англичанин при нужде продаст дом или квартиру и купит жилье подешевле, но постарается любой ценой избежать кабальной участи квартиросъемщика.

Фраза "мой дом - моя крепость" была когда-то рождена обитателем особняка. Конечно, иметь теперь отдельный дом в городе - недосягаемая мечта даже для весьма состоятельной семьи. Английский горожанин обычно называет домом то, что, в сущности, представляет собой вертикально расположенную квартиру: внизу жилая комната, выше спальня, а над ней, под самой крышей, помещают детей или сдают такую мансарду холостякам.

Поскольку каждый хозяин красит свой фасад и наличники как ему вздумается, уличная застройка подчас напоминает глухой забор из вертикально сбитых разноцветных досок. Зато собственный номер (причем номер дома, а не квартиры!), свой палисадник, своя входная дверь с улицы и, наконец, своя внутренняя лестница, которая почему-то особенно мила сердцу англичанина. Лондон доныне остался в основном трехэтажным именно из-за предубежденного отношения англичан к многоквартирным и особенно высотным домам. (Ряды трехэтажных квартир, тянущиеся иногда во всю длину улицы, называются здесь террасы.) О людях, живущих где-то на восьмом этаже, принято говорить с неким сочувствием: на такой, мол, высоте и к окну не подойдешь - голова закружится. Даже в благоустроенных и удобно расположенных многоквартирных корпусах Вест-Энда чаще предпочитают жить не англичане, а состоятельные иностранцы.

Здание Ллойда в Лондоне.

Каждый год в лондонском зале "Олимпия" проходит выставка "Идеальный дом". фирмы, выпускающие отделочные материалы, мебель, ковры, бытовую электротехнику, посуду, демонстрируют свои новинки, изощряются в поисках все новых способов сделать жилище удобнее, уютнее, красивее. Покидая павильон, переполненные впечатлениями и нагруженные глянцевитыми рекламными проспектами посетители видят у выхода людей с пачками листовок. Их лаконичный текст как бы перечеркивает все то, что оставляет в памяти этот храм благополучия, проповедующий культ домашнего очага: "Знаете ли вы, что в Британии около ста тысяч бездомных? Что на каждого из них приходится по десять пустующих домов или квартир? Справочная служба комитета сквоттеров".

Людей, которые в поисках крыши над головой самовольно вселяются в пустые дома, или, как их здесь называют, сквоттеров, в Великобритании свыше 30 тысяч. Есть два момента, делающие их социальным явлением, от которого нельзя отмахнуться. Это, во-первых, наличие в стране бездомных людей, которые не могут найти жилье по доступной для себя цене. И, во-вторых, наличие безлюдных домов. Сочетание того и другого олицетворяет ту вопиющую социальную несправедливость, к которой сквоттеры стремятся привлечь внимание своим протестом.

Разумеется, проблема бездомных стоит в Лондоне иначе, чем, скажем, в Калькутте: все относительно. Англия веками богатела за счет империи. По ее земле больше тысячи лет не ступала нога завоевателей. Перед второй мировой войной Великобритания располагала лучшим жилым фондом в Западной Европе. В послевоенные годы к тому же существенно изменилась его структура. Важным завоеванием рабочего и демократического движения явилось существенное расширение общественного жилищного строительства. В домах, принадлежащих местным муниципалитетам, проживает сейчас третья часть семей - в шесть раз больше, чем до войны.

Небоскрёб Мэри-Экс.

Более чем удвоилось количество домов и квартир, принадлежащих самим жильцам, чаще всего купленных в рассрочку. В них сейчас проживает половина английских семей. Однако и в довоенные и в послевоенные годы неуклонно сокращается число жилищ, которые сдаются внаймы частными домовладельцами. До первой мировой войны они составляли девять десятых, после второй мировой войны - две трети, а теперь - лишь одну шестую жилого фонда.

Таблички с надписью "Сдается внаем" стали редкостью на улицах английских городов. А нужда в недорогом, хотя бы временном пристанище обостряется. Для людей малообеспеченных, еще не ставших на ноги или, наоборот, выбитых из колеи - разнорабочих, живущих на случайные заработки, студентов, молодоженов, пенсионеров - жилищная проблема становится еще более мучительной и неразрешимой, чем она когда-нибудь была. Автор книги "Бездомные" Дэвид Брэндон приходит к выводу, что в английской столице и других городах "существует настоятельная необходимость возродить тип жилищ по образцу существовавших в XIX веке ночлежных домов для одиноких".

Предпринятая в свое время лейбористским правительством попытка обуздать произвол домовладельцев и ограничить рост квартирной платы в условиях частнособственнической стихии привела к последствиям, которые не улучшили, а, наоборот, ухудшили положение тех социальных слоев, которые больше всего страдают от жилищного кризиса. Снять недорогую квартиру, а тем более комнату, стало неизмеримо труднее. Дело в том, что домовладельцы предпочитают теперь не сдавать, а продавать жилье в рассрочку на двадцать пять-тридцать лет по взвинченным ценам, да еще с высокими процентами, преспокойно обходя, таким образом, установленные правительством ограничения. Они умышленно не заселяют пустующие квартиры, дожидаясь, пока освободится все здание, чтобы целиком переоборудовать или вовсе снести его - словом, найти наиболее прибыльную форму спекуляции своей недвижимостью. Так растет число безлюдных, необитаемых домов - явление, которое депутат-лейборист Фрэнк Оллаун назвал в парламенте национальным позором. Он обратил внимание палаты общин на то, что в Великобритании пустует втрое больше домов или квартир, чем ежегодно строится новых.

Тауэр.

Фрэнк Оллаун предложил предоставить местным властям право временно реквизировать и заселять жилые помещения, пустующие более шести месяцев. Законопроект Оллауна отнюдь не покушался на ниспровержение основ. В нем было оговорено, что право собственности на землю и строение остается за домовладельцем. Муниципалитет реквизировал бы лишь право распоряжаться жилыми помещениями, провести там самый необходимый ремонт и сдать их наиболее нуждающимся семьям из списка очередников. Причем квартирную плату по муниципальным ставкам получал бы (за вычетом расходов на ремонт) сам домовладелец. Однако законопроект не был поддержан. Судя по всему, весьма влиятельные круги на Британских островах заинтересованы в том, чтобы нынешнее парадоксальное положение сохранялось. Головокружительный рост цен на недвижимость, далеко обгоняющий общий рост дороговизны, открыл совершенно новые возможности для спекулятивных махинаций в этой области. Теперь нередко бывает, что владельцу недвижимости выгоднее какое-то время держать участок или даже заново построенный дом незанятым, довольствуясь тем, что цена его ежегодно повышается чуть ли не на треть, чем получать от съемщиков арендную плату и вносить с нее налог в казну. Причем понятие "какое-то время" весьма растяжимо. Для сотен тысяч квадратных метров жилой и служебной площади в тридцатипятиэтажном лондонском небоскребе Сентр-пойнт оно составило, например, целое десятилетие.

Гилдхолл.

Лондон богат историческими памятниками. Каждая страница истории страны воплощена здесь в бронзе и мраморе. Но что может сравниться по выразительной силе с монументом, в котором воплотил свои черты современный английский капитализм, - с необитаемым небоскребом Сентр-пойнт на оживленнейшем перекрестке столицы?

Он возвышается над потоками людей и машин, безразличный к архитектурному облику Лондона, к пропорциям окружающих зданий, к заботам города, задыхающегося от тесноты. Десять лет на этажах этого здания обитала гулкая тишина. Не раз у стен небоскреба бушевали возмущенные демонстрации. В него в знак протеста вселялись сквоттеры.

Всякий раз, когда заходит речь о жилищной проблеме в Англии, у меня встает перед глазами контур небоскреба, дерзко вклинившегося своими стремительными вертикалями в панораму английской столицы, а на его фоне шеренги демонстрантов - каменщиков, землекопов, бетонщиков с самодельными плакатами: "Бездомные люди, безлюдные дома, безработные строители - этот безумный, безумный, безумный мир!"

Королевская биржа в Лондоне.

 

 

 

Джоанн Харрис «Ежевичное вино»

 

И вот ещё об удивительных контактах Джо и Джея. О счастье встретить в жизни такого человека, как Джо. Он пришел к Джо после драки…

Пог-Хилл, июль 1975 года

Дом Джо был темным и кривым, мало чем отличался от других домов, что выстроились вдоль железнодорожных путей. Фасад выходил прямо на улицу, дверь от мостовой отделяли только низкая стена да ящик для растений. Тылы — тесные дворики, увешанные бельем, трущобный поселок самодельных кроличьих клеток, курятников и голубятен. Эта сторона выходила на железную дорогу, здесь крутой берег был рассечен надвое, и по выемке шли поезда. Они шли через мост, из сада Джо был виден красный свет семафора, похожий на далекий маяк. Дальний Край тоже был виден и тусклые серые склоны шлаковых гор за полями. Дома, раскиданные как попало вдоль крутой узкой улочки, возвышались над всей территорией Джея. Кто-то пел в соседском саду, судя по голосу — старая леди, голос трогательно подрагивал. Кто-то стучал молотком по дереву, примитивно и успокаивающе.

— Пить хошь? — Джо небрежно кивнул на дом. — Небось не откажешься.

Джей глянул на дом, внезапно вспомнив о своих порванных джинсах и засохшей крови на носу и верхней губе. Во рту пересохло.

— Хочу.

В доме было прохладно. Джей проследовал за стариком в кухню, большую полупустую комнату с голыми деревянными половицами и большим сосновым столом, испещренным шрамами, оставленными множеством ножей. Занавесок не было, зато весь подоконник был уставлен стройными зелеными ростками, буйной защитой от солнечного света. Приятный, землистый запах растений наполнял кухню.

— Это мои помидорки, — сообщил Джо, открывая кладовку, и Джей и вправду заметил в пышной листве помидоры — маленькие желтые, большие красные, неправильной формы, и полосатые рыже-зеленые, как лягушачьи шарики.

В горшках на полу жили другие растения, тянулись вдоль стен, обвивали дверной косяк. В стороне — деревянные ящики с овощами и фруктами, аккуратно уложенными, чтоб не попортить.

— Очень милые, — сказал он из вежливости. Джо иронически посмотрел на него.

— Чтоб они росли, надо с ними говорить. И щекотать, — добавил он, указывая на длинную палку, прислоненную к голой стене. На конце палки болтался кроличий хвостик. — Это моя палка-щекоталка, ясно? Помидорки ужасно боятся щекотки.

Исторические провинции Франции. Аквитания.

Джей тупо смотрел на него.

— Похоже, попал ты в переплет, — сказал Джо, открывая дверь в дальнем углу, за которой оказалась большая кладовка. — Подрался небось.

Джей сдержанно рассказал. Когда он дошел до того, как Зет разбил радио, голос дал петуха, зазвучал по-детски, зазвенел слезами. Джей умолк и густо покраснел.

Джо как будто ничего не заметил. Он залез в кладовку и достал бутылку темно-красной жидкости и пару стаканов.

— Выпей-ка, — посоветовал он, наполняя стакан.

Пахло фруктами, но незнакомо, дрожжами, как пиво, но обманчиво сладко. Джей подозрительно уставился на жидкость.

— Это вино? — с сомнением спросил он. Джо кивнул.

— Ежевичное, — сказал он, выпив свою порцию с явным удовольствием.

— Мне, наверное, не стоит… — начал Джей, но Джо нетерпеливо сунул ему стакан.

— Попробуй, сынок, — велел он. — Раскрась жизнь новыми красками.

Джей попробовал.

Джо стучал его по спине, пока Джей не перестал кашлять, но прежде осторожно вынул стакан из пальцев, чтобы мальчик не пролил драгоценную жидкость.

— Ну и гадость! — выдавил Джей в промежутках между приступами кашля.

На вкус это походило на что угодно, только не на вино. Он пил вино прежде — родители частенько наливали ему вина за едой, и он успел полюбить кое-какие приторные белые немецкие вина, — но ничего подобного никогда не пробовал. Оно походило на землю, и болотную воду, и прокисшие от старости фрукты. Танин налетом осел на языке. Горло жгло. Глаза слезились.

Джо, кажется, сильно обиделся. Потом рассмеялся.

— Крепковато для тебя, а? Джей кивнул, продолжая кашлять.

Города Франции. Гавр.

— Мог бы и догадаться, — весело сказал Джо, отворачиваясь к кладовке. — Пожалуй, к нему сперва попривыкнуть надо бы. Но в нем есть искусство, — нежно добавил он, осторожно возвращая бутылку на полку. — А это главное.

Он обернулся, на этот раз с бутылкой «Желтого лимонада Бена Шоу» в руке.

— Пожалуй, лучше пока выпей это, — сказал он, наливая полный стакан. — А до остального скоро дорастешь.

Он вернул бутылку на полку, помедлил, посмотрел на Джея.

— Может, у меня кое-что есть и для другой твоей беды, если хошь, конечно, — сказал он. — Пойдем.

Джей понятия не имел, что старик собирается ему дать. Может, уроки кунфу, или базуку, оставшуюся с какой-нибудь войны, или гранаты, или зулусское копье, приобретенное в странствиях, или особый непобедимый удар с лёта, показанный тибетским гуру (работает безотказно). Вместо этого Джо повел его в крыло дома, где из камня торчал гвоздь, а на гвозде висел красный фланелевый мешочек. Старик снял мешочек, мельком понюхал содержимое и протянул Джею.

— Бери, — сказал Джо. — Еще немного протянет. Попозжее сварганю нам свежий.

Джей уставился на него.

— Что это? — наконец спросил он.

— Носи с собой, и все дела, — сказал Джо. — В кармане, если хошь, или на шнурке. Вот увидишь. Поможет.

— Что в нем?

Джей смотрел на Джо во все глаза, будто старик свихнулся. Подозрения, на время забытые, вспыхнули вновь.

— Да так, то да се. Сандаловое дерево. Лаванда. Верховного Джона Завоевателя[22 - Корень растения Ipomoea jalapa, обладающий, согласно афроамериканскому фольклору, магическими свойствами.] чуток. Этому трюку я у одной леди с Гаити выучился, много лет назад. Каждый раз помогает.

Другой город НормандииРуан.

Ну точно, решил Джей. Старик определенно рехнулся. Безобидный — хотелось бы верить, — но сумасшедший. Джей беспокойно обернулся на закуток сада и задумался, успеет ли добежать до стены, если старик начнет буянить. Джо лишь улыбнулся.

— Попробуй, — настойчиво сказал он. — Носи в кармане. Скоро вообще про него забудешь.

Джей решил ему подыграть.

— Ладно. И что он умеет делать? Джо снова улыбнулся.

— Может, и ничего.

— Но как я пойму, сработал он или нет? — уперся Джей.

— Поймешь, — беззаботно заверил его Джо. — Когда снова пойдешь на Дальний Край.

— Я больше не могу туда ходить, — отрезал Джо. — Эти парни…

— Значит, оставишь им свой сундучок с сокровищами?

Он был прав. Джей почти позабыл про коробку с сокровищами, до сих пор спрятанную в тайном месте за расшатанным камнем. Внезапная тревога почти вытеснила из сознания тот факт, что он совершенно точно не обмолвился Джо о коробке.

Фото Парижа с цветущей не то вишней, не то сливой, не то яблоней. Скорее, яблоня. И конечно же главная достопримечательность Парижа Эйфелева башня.

— Я мальчонкой часто туда ходил, — любезно пояснил старик. — В углу шлюза был расшатанный камень. Он все еще там, а?

Джей уставился на него.

— Как вы узнали? — прошептал он.

— Чего узнал? — чересчур простодушно переспросил Джо. — О чем ты? Я обычный шахтер. Я ничего не знаю.

Джей не вернулся к каналу в тот день. Он был слишком озадачен, в голове теснились драки, сломанные радиоприемники, гаитянское колдовство и ясные, смеющиеся глаза Джо. Джей сел на велик и медленно проехал по железнодорожному мосту раза три или четыре; сердце колотилось, он пытался набраться смелости и взобраться по склону. В конце концов он отправился домой, подавленный и разочарованный, ликование испарилось. Он представлял, как Зет с дружками перебирают его сокровища, разражаются вульгарным смехом, разбрасывают комиксы и книги, набивают рты конфетами и шоколадками, распихивают деньги по карманам. Но хуже всего, что там остались его блокноты, его рассказы и стихи. Наконец он приехал домой — челюсти сводило от злобы, — посмотрел «Субботний вечер в кинотеатре»[23 - Канадский телесериал, представляющий классические фильмы в сопровождении интервью с участниками съемок.] и лег в постель, забывшись поздним, беспокойным сном, в котором все время убегал от невидимого врага и смех Джо звенел у него в ушах.

Назавтра он решил остаться дома. Красный фланелевый мешочек молчаливым вызовом лежал на тумбочке. Джей игнорировал его и пытался читать, но лучшие комиксы остались в коробке с сокровищами. Отсутствие радио наполняло воздух враждебной тишиной. На улице сияло солнце, а ветра было ровно столько, чтобы воздух не обжигал. День обещал стать прекраснейшим днем лета.

Лувр и памятник Людовику XIV. Другая достопримечательность Франции.

В каком-то оцепенении он доехал до моста. Он не собирался ехать сюда, и даже когда катил к городу, глубоко внутри знал, что должен развернуться, поехать другой дорогой, оставить канал Зету и его банде — теперь это их территория. Возможно, он зайдет к Джо — тот не предлагал заходить, но и держаться подальше не велел, словно присутствие Джея было ему безразлично, — а может, заскочит в газетный киоск и купит курева. В любом случае он определенно не собирался возвращаться к каналу. Он повторял это, пряча велик в знакомых зарослях кипрея, повторял, взбираясь по склону. Только дураки наступают дважды на одни грабли. Красный фланелевый мешочек Джо лежал в кармане джинсов. Джей чувствовал его — мягкий мячик не больше скомканного носового платка. Он гадал, как мешочек с травой ему поможет. Джей открыл его накануне вечером, высыпал содержимое на тумбочку. Несколько веточек, какая-то коричневатая пыль и кусочки чего-то ароматного, серо-зеленого — вот и все. А ведь он почти ожидал увидеть сушеные головы. Это всего лишь шутка, отчаянно твердил себе Джей. Старик пошутил. Но упрямая его часть, которая отчаянно хотела верить, так просто не сдавалась. А вдруг в мешочке все же есть волшебство? Джей представил, как держит амулет в вытянутой руке, звенящим голосом плетет волшебное заклинание, Зет и его приятели съеживаются… Мешочек уютно давил на бедро, словно рука успокаивала. Сердце екнуло; Джей начал спускаться к каналу. Как знать, может, он никого и не встретит.

Прованс. Франция.

Снова ошибся. Он крался по тропе, держась в тени деревьев, кроссовки тихо ступали по выжженной желтой земле. Его трясло от адреналина, он готов был сорваться с места от малейшего шороха. Птица шумно выпорхнула из своего камышового ложа, когда он шел мимо, и он замер, уверенный, что всполошились все на мили вокруг. Ничего. Джей уже почти добрался до шлюза, он видел то место на склоне, где была спрятана коробка с сокровищами. Осколки пластика валялись на камнях. Он опустился на колени, сдвинул дерн с камня и потащил.

Он думал о них так долго, что мгновение сомневался, взаправду ли слышит их голоса. Но теперь он видел за кустами их смутные тени, они приближались с той стороны канала, где была зольная яма. Бежать слишком поздно. Полминуты, не больше, и они обнаружат его укрытие. Тропинка слишком широка здесь, слишком далека от моста. Миг-другой — и он будет у них как на блюдечке.

Джей понял, что есть лишь одно место, где можно спрятаться. Сам канал. Он почти высох, не считая лужиц, зарос камышом, забился мусором и столетним илом. Небольшая плотина возвышалась над ним фута на четыре, вполне можно спрятаться, хотя бы на время.

Конечно, едва они выйдут на плотину, или вернутся на тропу, или нагнутся, чтобы рассмотреть что-нибудь на поверхности грязной воды…

Во Франции, как и в России, распространена берёза повислая.

Но времени думать об этом не было. Не поднимаясь с колен, Джей скользнул в канал, одновременно впихнув на место коробку с сокровищами. Мгновение ноги утопали в грязи без сопротивления, потом он коснулся дна, по щиколотки увязнув в иле. Ил затек в кроссовки и просочился между пальцев. Не обращая внимания, Джей припал к земле, стараясь стать как можно меньше; трава щекотала лицо. Инстинктивно он поискал взглядом оружие: камни, жестянки, все, что можно кинуть. Если его заметят, внезапность будет единственным его преимуществом.

Он забыл об амулете Джо в кармане. Тот умудрился вывалиться, когда Джей скорчился, и мальчик автоматически подобрал его, внезапно устыдившись. Как мог он поверить, что мешочек с листьями и веточками сумеет его защитить? Почему ему так хотелось в это верить?

Они были совсем уже близко, футах в десяти. Он слышал, как грохочут их башмаки. Кто-то со всей дури кинул бутылку или банку на камни; она взорвалась, и Джей вздрогнул, когда осколки стекла градом посыпались на его голову и плечи. Решение спрятаться у них под ногами теперь казалось нелепым, самоубийственным. Им достаточно глянуть вниз — и он окажется в полной их власти. Он мог сбежать, горько говорил он себе, сбежать, пока еще была возможность. Шаги приближались. Девять футов. Восемь. Семь. Джей вжался щекой во влажные камни стены, стараясь стать стеной. Амулет Джо отсырел от пота. Шесть футов. Пять футов. Четыре.

На юге Франции растет дуб пробковый.

Голоса — Бачков и Самолетиков — звучали убийственно близко.

— Как по-твоему, он вернется?

— Да хрен там, пацан. Он, блин, тогда покойник. «Обо мне, — как во сне подумал Джей. — Они говорят обо мне».

Три фута. Два фута.

Голос Зета, почти равнодушный, холодный, угрожающий:

— Ничё, подожду.

Два фута. Фут. Тень упала на него, пригвоздив к земле. Волосы на затылке зашевелились. Парни смотрели вниз, разглядывали канал, и он не осмеливался поднять голову, хотя необходимость знать была как нестерпимый зуд, как крапивница рассудка. Он чувствовал их взгляды затылком, слышал хриплое прокуренное дыхание Зета. Еще мгновение — и он не выдержит. Он должен поднять голову, должен посмотреть…

Камень плюхнулся в лужицу грязи футах в двух от него. Джей видел это уголком глаза. Еще камень. Плюх!

Наверное, они его дразнят, отчаянно подумал он. Они заметили его и теперь тянут время, давясь гадким смехом, молча подбирая камни и комья грязи, чтооы кинуть в него. А может, Зет вскинул воздушку, глядит задумчиво…

Но ничего такого не произошло. В тот самый миг, когда Джей собрался поднять голову, он услышал, как шаги удаляются прочь. Еще один камень плюхнулся в грязь и заскользил к нему; Джей вздрогнул. Потом услышал лениво затухающие голоса: парни шагали к зольной яме, кто-то что-то говорил, мол, поискать бутылки да пострелять по мишеням.

Сосна алеппская. Из тех, что во Франции.

Он ждал, оставаясь неподвижным. Это уловка, сказал он себе, трюк, чтобы заставить его вылезти из укрытия, они не могли не заметить его. Но голоса уходили все дальше, за плотину, слабели, пока их владельцы шли по заросшей тропе к зольной яме. Далекий треск винтовки. Смех из-за деревьев. Не может быть. Они должны были его заметить. Но почему-то…

Джей осторожно вытащил коробку с сокровищами. Амулет почернел от его пота. Он работает, изумленно сказал себе Джей. Невероятно, но он работает.

Французский регулярный сад. Так и не определилась, что за красные цветы. Вроде и не пеларгонии, и не маки, и не розы, и нем циннии. Видимо то, что у меня не растет.

 

Изучаем растения

Приближается время, когда нужно будет бороться со всякими вредителями в саду. Вот, поднабрала информации:

Если сделать опрыскивание разбавленным молоком, можно надолго забыть о некоторых насекомых-вредителях, таких как тля и клещ.

От вредных насекомых могут помочь некоторые сорняки.

Полынь обыкновенная и горькая

Эти сорняки помогают бороться с гусеницами моли, тли, совки, капустной белянки, листовертки, пилильщиков. Настой готовят из свежескошенной зелени полыни обыкновенной или полыни горькой. Для этого берут полведра сырой травы на 10 л воды. Настой разбавляют из расчета 1:5 водой.

Чистотел большой

Вот нашла рецепт борьбы с огневкой. Настой из свежих или сухих растений чистотела (соответственно 4 и 1 кг на 10 л воды), разведенный водой (1:1) с мылом (40 г), угнетает гусениц огневок, капустной белянки, яблонной плодожорки, тли, совок, пилильщиков.

Одуванчик лекарственный

Одуванчик лекарственный используют против медяницы, тли, клещей, щитовки запятовидной. Настой готовят из расчета 0,4 кг свежих листьев или корней на 10 л воды. Им опрыскивают растения во время распускания почек или сразу же после окончания цветения. Позже опрыскивание проводят через 15 дней при наличии вредителей.

Ромашка аптечная

Чтобы приготовить настой ромашки, необходимо взять мелко измельченные листья и соцветия (1 кг сухих или 3 кг свежих на 10 л воды). Настой разбавляют 1:5 и добавляют 40 г мыла. Ромашка помогает в борьбе с совками, тлей, клещами, щитовками.

Тысячелистник обыкновенный

Отвар или настой готовят из расчета 1 кг свежих стеблей на 10 л воды. Кроме того, добавляют 40 г мыла. Им обрабатывают овощные культуры против клопов, огневки, галлицы, трипсов. Огневка на крыжовнике появляется раньше цветения тысячелистника. Только если просто стебли взять.

От болезней огурцов

Огурцы в фазе 3-4 листочков нужно обработать следующим составом:

в ведро воды добавить 30 капель йода, 20 г хозяйственного мыла и литр молока.

Можно проводить опрыскивание таким составом примерно через каждые 10 дней.

Удобрение золой

Нельзя удобрять золой рассаду до появления хотя бы 3-х листиков из-за наличия в составе пепла солей, нежелательных для молодых ростков.

Не стоит золой удобрять растения, которые предпочитают или мирятся с кислой почвой (магнолия, гортензия, черника, азалия, папоротник, камелия, репа, редис, щавель, фасоль,тыква и т.д.).

Не нужно вносить золу с перегноем, навозом. Это поспособствует улетучиванию азота, а также вносить на щелочные почвы с показателем выше рН 7.

Нельзя создавать контакт с корнями растения. Желательно перемешивать грунт с удобрением.

Под лук и озимый чеснок дают золу под перекопку и весной – под рыхление по одному стакану на 1 м2 грядки.

При посадке картофеля, томатов, баклажанов, перца, капусты нужно внести в лунку по щедрой горсти золы. Любят золу огурцы, кабачки, патиссоны.

Когда капуста, редька или редис нарастят по 2-3 настоящих листа, тогда растения опудривают золой – и от вредителей средство, и растения подкормим. Обычно такие растения капустная муха и крестоцветная блошка не трогают.

Меньше всего золы потребляет горох, фасоль, салат, редис и укроп.

Свёкла в отличие от моркови любит золу. Поэтому пару раз за сезон подсыпьте под неё золы. Это способствует нейтрализации почвы, ведь свекла плохо переносит кислые почвы. Можно даже извести под растения подсыпать для раскисления.

Варенье из ревеня с апельсином

Сейчас ревень нежный и как раз подходит для заготовки варенья на зиму или поесть сейчас свеженькое, пока не появится варенье из ягод.

НАДО: 1 кг ревеня · 3 апельсина · 4 стакана сахарного песка.

Стебли ревеня нарезаем кубиками. Апельсины прямо с цедрой тоже нарезаем кубиками. Ревень и апельсины перекладываем в посуду с толстым дном, засыпаем сахарным песком и оставляем на 1 час, чтобы ингредиенты пустили сок.

Ставим на медленный огонь и доводим до кипения. Снимаем пену и увариваем варенье около 20 минут.

 

Фотографии для этого раздела.

Деймос в мифах Древней Греции – божество неподдельного страха, сын Ареса и Афродиты. Деймос вместе со своим братом Фобосом сопровождал отца, кровожадного бога войны Ареса, на поле битвы.

Греческий бог Гипнос в маковом венке. Цветок мака или рожок со снотворным маком – его символы, а также ветвь, с которой стекает вода из реки Лета, или перевернутый факел. Он - порождение Ночи (Нюкты) и Мрака (Эреба), царствовавшего в темных пространствах подземного мира. У него есть брат-близнец по имени Танатос. Гипнос – любимец греческих муз.

Гиперион — в мифах древних греков титан, сын Урана и Геи, супруг своей сестры Тейи, отец Гелиоса, Селены и Эос.

Геядревнегреческая богиня земли. Родилась вслед за Хаосом. Дочь Эфира и Гемеры. Супруга бога неба Урана.

Достопримечательности Японии. Один из замков Япониизамок Мацумото. Расположен в префектуре Нагано на острове Хонсю.

О-ханами — праздник любования сакурой в Японии.

Храм чистой воды Киёмидзу-дэра. Расположен в районе Хигасияма города Киото. Киёмидзу-дэра — один из самых популярных храмов в Японии.

Хризантема является символом страны восходящего солнца. Она часто украшает сады Японии.

Японские древовидные пионы – целое явления в нашей жизни. Много лет пыталась их развести – увы. Больше двух лет они у меня не живут.

Японские ирисы – это тоже нечто.

 

Мои истории

Да, Нина, этот раздел, в основном, для тебя. Всё, о чем мы не договорили, или говорили урывками, теперь я здесь и изложу. Остальным друзьям тоже будет интересно почитать. По крайней мере, просьбы продолжить есть.

Итак, продолжу про те далекие времена, когда у меня бурно развивались отношения со свекровью. Мама Зоя (в виде сущности) по-прежнему со мной. Она просить выплеснуть всё на бумагу и подвести черту.

Итак, я закончила на том, как начался симпозиум по горячим эмалям.

Расскажу, Нина, конечно. В эмали меня притащила Аль бертина С тужина. Она уже довольно долго ими занималась, и организовывала мастер-класс по эмалям. Печка для обжига – дело дорогое. Её стоимость раскидывалась на всех участников. Чем больше участников, тем дешевле стоимость мастер-класса для каждого. Поэтому Тина зазывала всех, кто готов был заплатить за занятие. А мы с ней познакомились на третьей ступени курсов Норбекова.

Меня подорвать на что-то легко, и вот я пришла в эмали. Увлеклась, ходила на все занятия, почти не умея рисовать. Часто приходилось за помощью обращаться к Тине. Ездила с нею в Ростов Великий, где тоже была печка и жгли эмали. Там мы тоже на всех делили стоимость печки.

Хозяин мастерской в Ростове – Михаил – выделял Тину среди всех. Спустя время ей он сделал фиксированную плату за печь, а мы по-прежнему всё делили на всех. Ей стало не выгодно брать меня с собой в Ростов, ведь мне, не умеющей нормально рисовать, приходилось постоянно помогать.

Отношения обострились. Я терпела её пренебрежение, поскольку к эмалям тянуло. Решила для начала научиться нормально рисовать карандашом самостоятельно. Накупила обучающих книг, и дело пошло.

Но к тому времени Тина перестала брать меня в Ростов. И вот симпозиум в Ярославле. Удовольствие не дешевое, но я к тому времени уже подсела на эмали. А тут ещё и работа позволяет. В общем, случилось в моей жизни несколько ярких, счастливых дней.

Я готовилась к симпозиуму. К тому времени из полной неумехи я превратилась в человека, который способен нарисовать многое. Помогли очень хорошие книги. Но это был пока только карандаш. А эмаль – это цвет. И не умея писать кистью, в эмали лучше не лезть. Но я полезла.

В симпозиуме принимали участие не только художники. Были здесь керамисты, ювелиры и т. д. И одна я – программист-бухгалтер. Это был нонсенс. И хотя большинство участников приняли меня очень тепло, всплески раздражения всё же были.

Мне говорили, что я, минуя годы обучения и упорного труда, хочу легко прискакать в рай. Что нужно сначала прилично научиться писать кистью, а уж потом отваживаться на эмали. Я всё это понимала, но тяга к эмалям была тогда непреодолимой.

Многих раздражала моя заурядная внешность. Мне говорили, что я именно на бухгалтера и похожа, но никак не на художника. Масла в огонь подливала и Тина, которая утверждала (я это нечаянно услышала), что я по своей тупости и ограниченности, ничего как следует не умея, упорно продолжаю неизвестно зачем этим заниматься.

Поддержали меня безоговорочно керамисты из Москвы. Им понравилась моя дерзость. Много помогали мне. А ещё я тогда подружилась с двумя из трёх участников-мужчин. А мужчины всегда меня любили. Это были Вл Мих Р еутов и О рест Ник Г олдыра. Вл Мих много преподавал в художественной школе. Его помощь тогда была неоценимой. Скоро все участники разбились на группки. Мы были втроем – я и мои мужчины.

Нарисовать на медной пластине у меня получалось хорошо. Дальше шли эксперименты с цветом. Эмаль очень непредсказуема. Никогда не знаешь, что получишь после очередного обжига. После каждого обжига нужно мгновенно принять решение – что делать дальше. Вот тут у меня начинался ступор. И если бы не Вл Мих, я не знаю, как бы я с этим справилась.

Это были мои трудности. В целом на симпозиуме царила атмосфера творчества и взаимопомощи. Переживали за каждого. Увлекательнейше было следить, что у каждого получается после очередного обжига. Эти яркие дни я не забуду никогда.

Было ясно, что мне нужно срочно учиться писать кистью. Мужчины-художники посоветовали мне начать с акварели, поскольку она наиболее близка работе с красками в эмалях.

Мы с О рестом встретились после симпозиума на какой-то выставке, и он купил мне в подарок мои первые профессиональные акварельные краски и несколько хороших кистей. И пожелал долгих творческих успехов в живописи. Вот с его лёгкой руки я и начала.

Опять накупила множество книг, обучающих акварельной живописи. Увлеклась акварелями, и эта живопись вытеснила увлечение эмалями. Видимо, просто была потребность именно так заниматься творчеством, а в акварельной живописи я ни от кого не зависима.

Было лето, работы было немного, я сидела дома и увлеченно училась акварельной живописи. Правда, съездила ещё в Саратов. Миша тогда служил в армии под Саратовом

Фотографии для этого раздела.

Сморчок конический.

Италия. Вечерний Рим.

Испания. Фото Барселоны.

Фото Греции.

Гортензия Limelight.

Фото Италии осенью.

Радужная лягушка предмет поклонения в Индии.

Этот странный лес. Все деревья растут изогнутыми, и никто не понимает-почему. Удивительный лес находится на западе Польши, недалеко от города Грыфино. Для интересных фактов о деревьях. На территории площадью около 1,7 га раскинулся сосновый бор с диковинными деревьями, не похожими на любые другие в мире. Название у этого леса такое же необычное – «Кривой лес».

Ящерица – двухголовый геккон.

Так цветет эвкалипт.